Иосиф Ольшаницкий



  Смотри бесплатно новое порно видео в HD бдсм видео|ретро порно фильмы порно смотретьСмотри бесплатно новое порно видео в HD бдсм видео | ретро порно фильмы порно смотреть

 

          

 

                                        .                                                                          

 Русский язык,

 как и все другие славянские, - это не что иное как

 диалект древнееврейского языка иврит!

 

 

                          УТРО КРАСИТ НЕЖНЫМ ЦВЕТОМ СТЕНЫ ДРЕВНЕГО КРЕМЛЯ

 

     Все слова первого куплета этой песни имеют ивритское происхождение.

     Или это тоже лишь ''кажущиеся, случайные совпадения'', как уверяют официальные лица? Судите сами.

 

 

УТРО

 

     В своём очень многотрудном, увесистом, 4-томном Этимологическом словаре русского языка немец Макс Фасмер, готовивший его по заданию нацистской службы идеологической пропаганды, уделил слову УТРО исключительно много места, но не нашёл никаких зацепок для каких-либо версий. В этом словаре есть упоминания слов из сотен языков и диалектов,  однако почему-то не упоминаются  еврейские слова, кроме нескольких, вставленных, по-видимому,  в послевоенное время, но всё же с нацистским душком (напр., странное слово ПАРХАТЬ). Тот же дух сохраняется фактически и в кратких выписках из Фасмера под таким же названием (Н. М. Шанский, Т. А. Боброва, Москва, 1994). Потехи ради, для примера глубины мыслей, оттуда можно даже процитировать:

''УТРО. Общеслав. Происхождение неясно. Наиболее предпочтительным кажется объяснение слова как родственного ощущать, очутиться (см.), латышск. jautrs  ''бодрый, весёлый'', лит. jautrus ''бдительный, чуткий'', суф. производного от той же основы, что латышск. jaust ''чуять, чувствовать'', лит. jaйsti ''чувствовать, ощущать''. В таком случае утро буквально - ''время, когда начинают бодрствовать, чувствовать''. 

     Как говорится, - здорово, но непонятно. А может быть утро от слова утроба? По выходе из утробы матери начинается утро жизни младенца! Или от слова утрамбовать?

 

     Сопоставим с еврейской этимологией.

     Имя существительное УТРО происходит от порядкового числительного ВТОРОЙ  в косвенном падеже и в диалектном произношении - не ВТОРЫМ (днём), а УТОРЫМ, УТоРОМ  (ср.: во ВТОРОМ, УТОРОМ часу, УТоРОМ дню ). УТОРОМ, УТоРОМ, УТРОМ, ЗА УТРОМ, ЗАУТРА, ЗАВТРА, ЗАВТРАК, за УТоРОй день. Новорусское произношение О в окончаниях  всё больше и больше заменяло старинное Ы, - вторЫй, другЫй, русьскЫй, ровнЫя, - происхождение которого в русских именах прилагательных - непосредственно ивритское.

     Далее: на ВТОРОЙ, на УТОРОЙ, затем                                                                                                                                          на УТОРО, на УТ(о)РО, на УТРО.

     Звук О после Т перестал быть слышимым в связи с распространившейся в народе манерой переноса ударения сначала на предпоследний слог, а затем на первый слог,- на гласный У.

 

      Числительное, употребляемое в живой речи без последующего существительного, стало восприниматься как имя существительное, - УТРО. Производное от него слово ЗАУТРОК  в современном языке стало произноситься сжато - ЗАВТРАК. Ныне уже мало употребляемое наречие ЗАУТРА осталось в значении 'пораньше на второй день', а более современное произношение этого же слова - ЗАВТРА - уже означает 'весь следующий день'. Производные от сл. ВТОРОЙ приобрели в зависимости от произношения - В или У - различные смысловые направленности: ВТОРНИК (второй день недели) и УТРЕННИК (утреннее представление для детей).

 

     В словах ВТОРИТЬ (вторым, - ''не тем голосом'') и ПОВТОРИТЬ (второй раз, - ''тем же голосом''), производных от ВТОР(ой), имеются древний корень ТОР  и бывшая приставка (а ещё ранее предлог) В.

     Обе эти части слова происхождения ивритского, с хазарских времён. Предлог и приставка В - от ивритского предлога Б (Бэт) в его же значении. В иврите слова пишутся слитно с предлогами, а в русском предлог называется приставкой, если со словом он пишется слитно, обозначая таким образом прежде всего, какой частью речи является это слово.

     Приставка В древнее чем У и О. Эти звуки в иврите обозначаются одной и той же буквой -Вав.

     Ивритское слово ТОР (Тав-Вав-Рэш) означает: 1) срок, назначенное время; 2) очередь.

     Следовательно, русский корень ВТОР является узким значением еврейского значения В ТОР - в [свой] черёд, очередной, следующий, в свой срок, но сразу за первым, а не вообще любым по счёту.

 

     Корень ТОР входит в русское слово ЗАТОР, которое является ивритской фразой Зэ а-ТОР!                                           ''это вот - очередь!''.

     Корень ТОР входит в еврейские слова ТОРА, КУЛЬТУРА, ИСТОРИЯ, заимствованные почти во все языки мира, например, через арамейские диалекты еврейской речи. Тем, кто готов это оспаривать, ссылаясь на ивритскую современную орфографию, можно высыпать множество примеров того, как и в самой еврейской стране подменивают в словах их исконные буквы  - из каких-то идеологических или жалких галутских мотивов, - не привлекать раздражённое внимание к еврейским приоритетам в мировой цивилизации.

 

 

 

КРАСИТ

 

     И корень, и окончание здесь ивритские.

     В древнееврейском языке окончание   (буква Тав) тоже принадлежит глаголу (точнее, причастию и означает ''-щая'' ) ед. ч. н. вр., - не только III л., но лишь ж.  р.

     Заимствованное, как и многое другое, в русскую речь (лишь в приблизительном подражании  еврейским правилам построения слов) это окончание приобрело чуть разные варианты: -иТ, -еТ, -ёТ - и стало относиться не только к женскому роду глагола, который в этой форме по-русски уже не является причастием, т. е. не отвечает на вопрос: Кто? Что?

 

     Корень КРАС произошёл от ивритского слова СИКРА и нашёл в русской речи широчайшее применение в различных значениях и в огромном многообразии производных от него:

крась, красить, крашу, краса, красота, краснота, краска, красная, красивая, красивость, красная цена, красный царь, не красна изба углами, а красна пирогами, приkрашена, приХорошена, хорошо, хорош красавец, хорошенькая красунья, красно солнышко, красный молодец, красные половецкие девки, прекрасные девы-девицы-девушки-девственницы, разукрашенные, перекрашенные, подкрашенные, покрасневшие, раскрасневшиеся, накрашенные красотки, красули, красовки.

     Ивритское слово СИКРА (Самэх-Куф-Рэш-hэй) означает  1) красная краска; 2) румяна.  

     Две тысячи лет тому назад на восточном базаре приезжий торговец выкрикивал название своего товара: ...-СИ-КРА-СИ-КРА-СИ-КРА-СИ-КРА-СИ-КРА-СИ-КРА-СИ-

     Любопытные подходили, толпились и смотрели на то, что им предлагал купец: ''...КРА-СИ(!)...- КРАСИ! (КРАСЬ!)...'' - как это воспринималось поначалу.

     Слова в значении ''делай то-то...'', как уже повсеместно было усвоено от купцов-рахдонитов (евреев, монополизировавших крупную торговлю в зонах хазарского влияния) оканчиваются на звук -И.

     Так оно и вошло в манеры изъяснений друг с другом у разнородных дальних и местных соседей, не понимавших речь друг друга.

     На Востоке Европы изъяснявшихся друг с другом на торговых жаргонах подражания тайным жаргонам евреев-рахдонитов позже назовут русами, расширив первоначальный смысл первого их упоминания персами, - о 6-м веке - словом hros (т. е. рос, рус), негативным, как и вообще начальный смысл большинства этнонимов.

     В Римской империи их назовут по римскому рабовладельческому праву имуществом ''разговаривающим'' (от корня СОЛО, восходящего к древнееврейскому КОЛ[О] ''голос [его]'') словенами и подобными словами, которые при случае рассмотрим обстоятельнее, когда будет уместный повод.

     До второй половины 18-го века славно звучащего слова СЛАВЯНЕ еще не существовало (см. книгу Ефима Макаровского ЕВРЕЙСКИЕ КОРНИ РУСИ, стр. 39-40; New York, 1996 г.).

 

     В иврите лишь в женском роде ед. ч. глагол в повелительном наклонении оканчивается на -И, однако в речи русов, лишь приблизительно заимствовавших по отгадкам на слух правила иврита,  на -И оканчивается повелительное наклонение без различия по родам.

 

     В иврите имя прилагательное ед. ч. м. р. тоже оканчивается на -И (Ы), а ж. р. на -А, однако в русской речи после этого -И (Ы) стали произносить -Й, чтобы  легче на слух отличать мужской род имени прилагательного от женского и таким образом легче воспринимать смысл фраз. Такой приём есть результат всё того же приблизительного на слух заимствования правил еврейского языка в русскую речь.

     В иврите хоть и типично, но не всегда слова мужского рода оканчиваются на согласный (напр., на -Й).

     В русском языке обозначение мужского рода согласным на конце слова стало более универсальным, так же как и более универсальным, чем в иврите стало в русском языке обозначение окончанием -А слов женского рода.

     Еврейские приёмы речи заимствовались в возникавшую на её подражаниях русскую речь лишь огрублёно. Следы еврейского происхождения русского языка видны заметнее в славянизмах, отражающих старину славянских говоров.

     Например.

     К слову РОВНЫЙ м.рода добавилось окончание А, и это слово стало ж. рода (''Среди долины РОВНЫЙА". Окончание косвенного падежа здесь ещё пока похоже на окончание падежа именительного).

     А края РОВНЫ или РОВНЫЙЭ, - мн. ч., где -Э есть по сути лишь искажённое, но  всё то же ок. мн. ч. (И).

     Слова русские становятся всё длиннее за счёт применения в них изобретаемых дополнительных приёмов речи. Русский язык богат такими приёмами, но не идёт ни в какое сравнение с ивритом по математической стройности языка и по краткости изложения мыслей. Длинные слова дают меньше возможностей, чем ивритская система смысловых переогласовок согласных.

 

     В словах мн. ч. I л.  н. вр. КРАСИМ, СМЕШИМ  в чистом виде использовано ивритское окончание -ИМ  мн. ч., а в словах, где окончание оказалось не под ударением, оно во многих случаях искажалось в -ЕМ  (ЗНАЕМ, МЕЧТАЕМ), и уже снова под ударением превратилось в ЁМ  (ИДЁМ, ПОЁМ).

      И в словах ИДУТ, ПОЮТ окончание -УТ (-ЮТ  т. е. ''-йУТ") в... (!)... III л. мн. ч. тоже из иврита. В древнерусской речи (как и в алфавите) ещё не было звука У  в чистом виде, был лишь призвук в дифтонге Оу.  Упомянутые слова звучали приблизительно так: ИДОуТ, ПОЙОуТ. Здесь лишь слабо искажается -ОТ, - ивритское оконч. мн. ч.

     Два имеющихся в иврите окончания грамматического имени во мн. ч.: -ИМ  и -ОТ (которые - в иврите - лишь в именах прилагательных указывают: -ИМ на муж. род , а -ОТ на жен. род) сохранились и в русской речи, но стали показывать не грамматический род в имени прилагательном мн. ч., а уже приобрели другую, русскую свою специализацию каждое, указывая: -ИМ на I-е, а -О(у)Т на III-е лицо глагола мн. ч. наст. вр.).  Это так оказалось потому, что ивритское причастие настоящего времени, имеющее такое же окончание, как и грамматическое имя (сущ., прил., числ.), в русском языке перестало иметь смысл имени (то есть отвечать на вопрос КТО? ЧТО?), но сохранило своё еврейское окончание грамматического имени.

     Русское ок.  мн. ч.  -ОТ в таких словах как: [много] хлопОТ, забОТ, красОТ, ворОТ – это заимствованное в русскую речь ивритское окончание  -ОТ  мн. ч. женск. рода. в так называемых по-русски сопряжённых конструкциях (хлопот приготовления, забот обеспечения, красот юга, ворот ада).

     Точно так же русское ок.  мн. ч.ЕЙ в таких словах как: [много] зверЕЙ, свинЕЙ, ключЕЙ, дверЕЙ, людЕЙ, парнЕЙ, санЕЙ – это ивритское ок. –ЕЙ  мн. ч.  мужс. рода в сопряжённых конструкциях (зверей севера, людей чести, ключей счастья).

     В русском языке окончание -ЕЙ уже не требует после себя сопряжённого с первым второго существительного. Окончание мн. ч. -ОТ употребляется в иврите не только при сопряжении двух существительных.  Эти окончания в русском языке стали падежными окончаниями, чего нет в иврите. Не всегда  сохранилось в русском языке и соответствие этих окончаний своему грамматическому роду. В иврите тоже лишь в именах прилагательных эти окончания указывают на грамматический род.

     В древнееврейском языке нет падежей. В очень глубокой древности они в иврите были, но отпали за отсутствием необходимости в них. Русские говоры возникали из подражания не только  древнееврейским манерам речи хазарских купцов, подменявших еврейские слова другими, условными словами: еврейскими или похожими на еврейские по манере их образования и произношения. Разнородное, когда-то с разных сторон пришедшее местное население говорило в своих поселениях всюду по-разному и обычно не понимало инородцев, пришедших из других мест и осевших в соседних поселениях рядом. Однако большинство разнородного населения Восточной Европы при всём хаосе их говоров самого разного происхождения изъяснялось в 6-падежных манерах речи своих говоров. Все современные тюркские языки имеют 6-падежный строй. Языки латинский и греческий тоже 6-падежные. К 6-падежному строю разнородных своих говоров самое разное население в бассейнах рек Восточной Европы приспосабливало всё то, что заимствовало из усваиваемых на слух торговых, тайных жаргонов древнееврейского языка, - от торговых людей из хазарской метрополии.

     Русские и вообще словенские (то есть славянские, как это слово теперь произносят, начиная лишь с середины 18-го, а общепринято лишь с 19-го века) говоры выкристаллизовывались из подражаний еврейским манерам  построения слов, но в местных (извечно там повсеместных) 6-падежных манерах построения фраз.

 

     Тему древнееврейского происхождения русских окончаний исчерпать невозможно. Поэтому не будем пока всё более углубляться в неё. Перейдём к следующему слову песни о Москве первомайской, такой краснознамённой.

 

 

 

НЕЖНЫМ

 

    Слово НЕГа происходит от ивритских слов:

НЭГАНЭ "получаю(щий) удовольствие, наслаждаю(щийся)'';

ОНЭГ "удовольствие, наслаждение'';

ИНЭГ  ''доставлять удовольствие, наслаждение; нежить (кого-либо)'';

УНЭГ страд. ф. от  ОНЭГ;  

hитАНЭГ "получать удовольствие, наслаждаться'';

АНОГ  ''изнеженный, нежный''.

 

     Отсюда и названия статей в БЭС:

ОНЕГА, река на С.-З. Европ. части СССР.

ОНЕГА, город в устьи р. Онега.

ОНЕГИНСКАЯ СТРОФА, созд. А. С. Пушкиным (''Евгений Онегин'').

ОНЕГО, др. рус. назв. Онежского озера.

ОНЕЖСКАЯ ВОЕННАЯ ФЛОТИЛИЯ.

ОНЕЖСКАЯ ГУБА (Онежский зал.). Впадает р. Онега.

ОНЕЖСКИЕ НАСКАЛЬНЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ, эпохи неолита, у Онежского оз.

ОНЕЖСКОЕ ОЗЕРО (др.-рус. Онего).

 

     Почему усталому человеку купание в онежских водах доставляет наслаждение, понятно без лишних слов. Однако пока ещё не всем известно и понятно, что (и  почему) удивительно много географических названий, напр., в России, имеют ивритское происхождение.

     К этому стоит добавить, что упоминаемые здесь слова 'река', 'город', 'озеро', 'скалы' и др. тоже имеют ивритское происхождение, что требует отдельных разъяснений.

 

 

 

ЦВЕТОМ

 

    В словах  ЦВЕТЫ, ЦВЕТИ, ЦВЕСТИ, ЦВЕЛИ  неизменяемая часть - ЦВЕ, которая является ничем иным как древнееврейским корнем Цадэ-Вэт-АЫйн, от которого имеется множество ивритских производных со значениями:

красить, окрашивать, накрашиваться, краска, окрас, цвет, разноцветность, защитная окраска, красильщик, маляр, яркие краски, пестрые цвета, цветной, разноцветный, пёстрый, тюльпан, красильное дело, малярное дело, цветной, красочный, краситель, краска, пигмент и т. п.

 

     Суффикс Т (буква Тав) в древнееврейском языке самый типичный. Оттуда он заимствован в славянские, в другие языки Европы и во многие прочие языки мира.

 

     Окончание -ОМ - это изменённое ивритское -ИМ, которое применено в качестве одного из русских падежных окончаний. В возникавшем русском языке потребовалось очень много всяких окончаний. Много ''материала'' для их образования дал прежде всего древнееврейский язык, из торговых жаргонов которого в течение веков выкристаллизовались не только славянские говоры.

 

     С наступлением темноты на Млечном Пути в безоблачном небе начинают как в поле ЦВЕТЫ ЦВЕСТИ ЗВЕЗДЫ. Последнее слово образовано заменой звонкими согласными всех соответствующих глухих в слове ЦВЕСТИ. Так возникло слово ЗВЕЗДЫ, ЗВЕЗДА.

     Звёздочка в небе, как и слабый огонёк свечи, МеР(а)ЦаеТ [ивр. Мэм-Рэш-Цадэ-Далэт (МеРаЦеД  ''МеР[а]ЦаеТ'')]. В конце еврейского слова невнятно звучащий Д стал в русской речи восприниматься как глухой согласный в окончании –еТ, перед котором в манере русских слов появился ставший ударным гласный а-, переместившийся из предыдущего безударного слога.

 

     Теперь возгоримся любопытством к мнению самого Шанского Н. М. и не поленимся открыть его словарь.

''ЦВЕТ. Общеслав. Исходное kvetъ (ср. польск. kwiat) >цвет после изменения  kv в ц'e в е и отпадения конечного слабого ъ. Того же корня, что свет (см.). Цвет исходно - ''яркий свет, блеск'', затем - ''цвет, цветение, цветок''.''

ЦВЕТОК. Общеслав. Суф. уменьшит.-ласкат. производное (суф. ък > -к, ок) от kvetъ ''цветок'' (см. цвет).''.

     Всё понятно?

 

     Казалось бы, такой пустяковый вопрос: откуда слово цветочек? А тема эта ведёт к самым жутким тайнам о намерениях фашистской Германии по геноциду «восточных народов», «индейцев», - вслед за евреями.

     Тов. Шанский конспектировал словарь геноссе Фасмера, над которым тот трудился в фашистской Германии по заданию особой важности в приоритетах  нацистской партии фюрера.

     Так не интереснее ли заглянуть в постсоветское (1996 г.) издание нацистского словаря, в котором среди слов из сотен диалектов и говоров различных языков, пожалуй, лишь еврейские слова вообще не упоминаются.

     Зато странное словечко пархать вместо отсеянного пархатый там  всё же есть: ''гнить, паршиветь''.

     К слову сказать, излюбленное юдофобами словечко пархатый происходит от ивритского корня  Пэ-Рэш-Хэт, от которого образовались производные слова в значениях совсем противоположных: ''расцветать'','' цвести'','' цветок'','' растить''.

 

     Словарь М. Фасмера: "цвет, род. п. -а,  мн. цвета; цветы, мн.цветы, укр. цвiт, блр. цвет, болг. цвят, цветът, сербохорв.цвйjет, словен. cvet, чеш. kvet, слвц. kvet, польск. kwiat, в.-луж. kwet, н.-луж. kwet, полаб. kjot. Др. ступень чередования: русск. цвету, цвести, но цвёл из kvьtlъ, укр. цвiсти, цвiту, болг.цъвтя, цъвна, сербохорв.цвасти, цватем, словен. cvэtem, cvэsti, др.-чеш. ktvu (kvьto), инф. kvisti, польск. kwisc, kwitne, в.-луж. kcec, ktu (kvьteti, kvьto), н.-луж.kwisc, kwitu. // Праслав. kvetъ, kvisti, kvьto родственно лтш. kvitet, kvitu ''мерцать, блестеть'', kvitinat ''заставлять мерцать''. Недостоверна связь с лит. kvietys ''пшеница'' (по Бернекеру, родственно, а согласно Буге (KS I, 356), заимств. из гот. hvaiteis ''пшеница''; см.М. -- Э. 2, 356); ср. Бернекер 1, 657 и сл.; Мейе. Еt. 178; Траутман, BSW  147; Остен-Сакен, IF  23, 382 и сл. Если принять и.-е. чередование задненёбных, то было бы возможно дальнейшее сближение со свет (см.); см. Мейе, там же; Младенов 657; RES 13, 110  и сл. сомнительно родство с др.-инд. ketus ''ясность'', др.-исл. heid  ср. р. ''ясная погода'', вопреки Микколе (Ursl. Gr. I, 166), который предлагает метатезу из koitvo-. ... ... ... ''.

 

     В начале третьего тысячелетия, сидя за компьютером, я не имею возможности перепечатать как у Фасмера почти ни одного абзаца из его словаря. У меня в компьютере пока нет тех многих и многих типографских знаков, которыми набирал Макс Фасмер строка за строкой материалы своего увесистого четырехтомника ''Этимологический словарь русского языка''. В годы нацистской власти компьютеров ещё не было. Агонизировавшая фашистская Германия вела тотальную войну, и каждый немец в тылу работал только в интересах её вооружённых сил. Кто и с какой целью предоставлял все запрашиваемые Фасмером условия для составления им этого словаря? В самой России словаря с подобным названием до последних лет по какой-то причине... не было!

 

     Вопрос о цветочке, выходит, не такой уж пустяковый.

 

 

 

 

 

 

СТЕНЫ

 

     В древнееврейском языке есть слово бустан (Бэт-Самэх-Тав-Нун), которое в современном иврите означает ''фруктовый сад'', а производное  от него ''садовник'', - бустанай. Слово бустан, как видно, не заимствовано в иврит, поскольку пишется через Тав, а не через Тэт. Наоборот, это слово заимствовано из иврита в арамейский, в персидский, в арабский и в другие языки погонщиками торговых караванов. В этом слове первый согласный - Б - бывшая приставка (предлог), которая в русском языке сохранила тот же смысл, но звучит чуть иначе - В. Отбросив приставку, обнаруживаем слово стан, вошедшее во все языки мира во множестве его значений.

     Первичное значение слова (а точнее, двух слов) Бу-СТаН - ''в стан, в стане''.

     Оно - самое навязчивое, самое дивное, самое прекрасное слово для усталых путников: ''...бустан...'', ''...в стан..., в стане...''. Там - всё вожделёное: отдых, прохлада, вода, еда, сон, уют, тень фруктовых деревьев, чистая одежда, молодые женщины, общение с людьми, обмен сведениями, торговля, развлечения, дело и потехи,  - очередная цель изнурительного пути.

     Само слово стан означает, что место это обустроено прежде всего для ночёвки, т. е. оно укрывает от дождя и ветра. В условиях Ближнего и Среднего Востока материалом для обустройства стоянок всегда был прежде всего камень. Чтобы поставить что-либо из камня, его надо хоть минимально обтесать, иначе камни будут скатываться с возводимых построек, которые, будучи сложенными из плохо обтёсанных камней, не будут стоять устойчиво, статично, стойко, статно, постоянно и т. п. образом.

     В разных языках чувствуется на слух и по смыслу какая-то связь между словами, означающими что-либо похожее на понятия 'камень' и 'стоящий'. Немецк. Stein, stehen, англ. stone, stand. Русское слово камень ''совершенно случайно'' на иврите означает буквально ''встающий, вставший'' (на пути). Камень - старое название Уральских гор, известных русским лишь с XVIв. (См.: Е. М. Поспелов. Топонимический словарь.).  КаМ  -''встал, встаёт'' (ивр.), -еНь (ивр.) - суффикс в значении -ER, -АРЬ.

     Упомянутые выше германоязычные слова и неисчислимые производные не только от них слова в самых разных языках, включая славянские, происходят тоже от ивритских слов, но со значением ''тесать''. 

     Под латинским словом  ''статуй (статуйа)'' угадывается этимология: ''стоящий (стоящая), поставленный, установленный, статично, устойчива, стойко, на постамент, около стелы, у стены и т. д. и т. п. На самом же деле все эти значения вторичны. Более ранний смысл их в том, что все эти слова подразумевали  что-то имевшее отношение к камню. А камень -  это то, что характерно его важнейшей полезностью, он основной строительный материал у семитов. Глядя на камень как на нечто полезное, если его должным образом обтесать, этот предмет по-семитски семиты и называли словами, близкими к звучанию семитских слов со значением ''тесать''.  Эти семитские слова в значении ''камень'' с местными искажениями произношения были заимствованы европейцами, вникавшими или нет в историю происхождения слов в их лексике.

     Сами семиты в своей речи использовали разные синонимы, часть из которых выходила из употребления, хотя у иноземцев они иногда закреплялись в их основном словарном фонде.

     Этот же процесс, разумеется, одновременно шёл во взаимном заимствовании слов и приёмов речи, но, как пояснено ниже, на средиземноморских берегах, семитское влияние было доминирующим.

 

     Так какие же конкретно древнееврейские слова дали неисчислимое многообразие этих европейских производных, включая и слово СТЕНЫ ?

     Вот они, - от корня Самэх-Тав-Тав:

СиТуТ   обтёсывание камней.

СиТэТ   обтёсывать (камни).

СуТаТ   страд. ф. от  СиТэТ.

СаТаТ   каменотёс.

С[а]ТаТут   обтёсывание камней.

 

     Из-за неисчислимости производных от корня  S-T-T  во множестве языков, которые многократно заимствовали с очередными искажениями очередные производные, циркулировавшие в говорах разнородного населения, как в разных регионах Евразии, так и в разные эпохи, теперь невозможно проследить последовательности в цепочках, в гнёздах, в сетках этих этимологически взаимосвязанных слов. Однако общность между ними очень чувствуется:

 

статуя, -''вытесанная из камня'' (статная фигура статского советника в штатских штанах с какой-то стати должна стать в штате Штейнштадт  по статье сто три закона об остатках стыда и по формулам статики и статистики постоянно стоящим у стены под составами на мосту дорогостоящим выставочным стендом в состоянии прочностной усталости, - со стиснутыми зубами).

Стены, stehen, Stein, stone, stand, стандарт, стан (вражий, девичий, прокатный), станок, станина, Индостан, Пакистан, Таджикистан, Туркестан, станица, станция, остановка, стоянка, стойка, стояк, стой, стоп, застать, застыть, студень, простуда, стужа, постылый,  стань, ставь, стакан, стул, стол, cтолешница, столица, столб, стойбище, стойло, встать, заштатный, стоять, устойчиво, статично, статика, статистика, статья, статут, статус, устав, пристав, пристань, вставка, ставка, заставка, заставь, ставок, ставни, постановление, установка, постановка и т.д. и т.п. и пр.

     Как много слов образовано от одного единственного ивритского корня! И это только один пример из многих. А сколько ещё только, напр., русских слов имеют древнееврейское происхождение!

 

     В одном лишь русском языке за счёт приставок, суффиксов и окончаний только из одного корня может быть образовано очень много производных.  В слове может быть и две, и три приставки, да и суффиксов может быть не меньше. В русском языке их много, а будет ещё больше. За исключением иврита русский язык - самый перспективный язык в мире.

 

     От корней образуются ещё и производные корни.

     Последний согласный корня произносится обычно менее внятно, чем другие. Он перестаёт восприниматься как корневой, отпадает или замещается другим согласным; а гласные и того легче замещаются, выпадают или появляются в образующихся новых корнях.

     Согласный или гласный от приставки или от суффикса может восприниматься в качестве корневого, вследствие чего тоже множатся корни.

     Искажение произношений особенно заметно влияет на изменения в языке. Письменность, всеобщая грамотность, современные средства массовой информации затормозили процессы изменений в языке, например, в русском. А в дописьменные времена с любыми говорами (слово 'языки' здесь теряет смысл) происходит нечто аналогичное изменениям форм кучевых облаков, - с течением времени от старых форм довольно скоро не остаётся ничего.

     Углубляясь в прошлое языка, в его дописьменную предысторию, в его хаосе говоров чувствуешь, в какую бессмыслицу превращается термин ''праязык'' или просто название конкретного языка с ''приставкой'' древне-.

     Выражение ''Древнерусская речь'' до глубины каких-то веков имеет смысл, но ''древнерусский язык'' не существовал никогда (как и язык ''праславянский''). 

     Другое дело - язык древнееврейский. Он тоже подвержен изменениям, однако, как письменный и чётко упорядоченный язык (именно уже как язык) он существует не менее трёх, если не четырёх (!) тысячелетий.

 

 

 

ДРЕВНЕГО

 

     Отбросив окончание и суффикс, определяем корень. Он тот же, что и в слове ДРЕВО. Внушительные размеры  постоянно растущего дерева дают наглядное представление о большом сроке прожитой им жизни. Существуют деревья, возраст (от сл. расти, возрасти) которых достигает нескольких тысячелетий. На о-ве Тасмания, как-то писали газеты, было найдено дерево более чем десятитысячелетнего возраста. Это больше, чем исторически обозримое прошлое предков людей живущих, а тем более живших тогда, когда вошло в употребление слово древний.

     Попробуем и на этом слове проверить столь результативную версию ивритского происхождения многих русских слов. Если слова древнее и древо подразумевают ''становящееся большим'', то стоит среди ивритских слов поискать синоним с таким значением.

                                                                                                                   

      Есть подходящее слово: РАВ. Корень: Рэш-Вэт. Если это древний корень в сл. ДРЕВО, а  О в нём окончание, то что же такое Д  в этом слове? Предлагается две очень близкие версии.

1)  ДРЕВО - слово изначально арамейское. Следовательно, в нём Д - это артикль, который можно перевести словом ''что''. Выходит, буквальный перевод слова  ДРЕВО - ''[то] что большое''.

2)  Д - искажённая арамейскими или/и европейскими говорами ивритская приставка Т.

 

     Похоже, что обе версии сходятся в одну. Ведь слова ''трава'' и ''мурава'' -  чисто ивритские, означающие оба ''вырастающая большой'' или ''растущая в большом количеств'', в чём и состоит её полезность. Т и М - ивритские приставки.

     Буквальный перевод этих трёх слов: трава, мурава, древа (откуда и дрова) по сути одинаков. Поэтому, для того чтобы слова разного смысла и звучали по-разному, использовано арамейское слово (что вообще-то по какой-то причине очень нетипично в русском языке, хотя иврит и арамит - близкие диалекты, куда ближе между собой, чем арабский и иврит; арабских слов в русском языке тоже очень мало) .

     В траве-мураве живёт  муравей. Отсюда и 'мурашки', те самые, что 'побежали по спине'.

     Среди изумрудной травы-муравы течет изумительная речка Морава, на болотистых берегах  которой беглые славяне из Римской империи сначала укрывались, а позже провозгласили первое славянское государство, - Моравию.

     Там вследствие провозглашённой государственности специально для этой цели предложенный один из неисчислимых шифровальных кодов торговых людей (на основе ивритского алфавита, а не латинского и не греческого) получил статус славянской азбуки под названием ''глаголица''.

     Первый крупный союз западнославянских племён под предводительством некоего Само (о котором почти ничего не известно), направленный против аваров «прошедших», или, что то же самое, обров «проходящих» (иврит), пришельцев тюркского происхождения, образовался в 623 г. Отсюда следует, что история славянской письменности начинается с первой половины VII в., а не со второй половины IX в.

 

     Славянские просветители Кирилл и Мефодий были по крови евреи (как и не совсем князь, не совсем святой Владимир Красное Солнышко - Креститель Руси, как и его дядька родной брат его матери еврейки Малуши - дочери любечского раввина - Добрыня Никитич, как и первый из трёх русских былинных богатырей Илья Муромец, хазарин царского рода, как и Андрей Первозванный, первым призванный Иисусом Христом из двенадцати апостолов [Киевская Русь увидела в Андрее покровителя русской государственности; в императорской России он стал по преимуществу патроном русского военно-морского флота; Петром I был учреждён Андреевский флаг, а так же Андреевский орден - старейший из русских орденов], как и воин-мученик верховой драконоборец Георгий Победоносец [''сын царицы Софии Премудрой, царствовавшей'' ''во граде Иерусалиме'', ''на Святой Руси'',  св .патрон Англии, покровитель с 1348 г. англ. рыцарского Ордена Подвязки; в 1769 в России был учреждён военный орден св. великомученика и победоносца Георгия, в 1913 военный Георгиевский крест; именем Георгия были названы русские знаки доблести, а также личное наградное оружие; с 14 в. его изображение на коне становится эмблемой Москвы, затем входит в герб г. Москвы, а позже  - в состав государственного герба Российской империи и... чеканного рельефа на монете достоинством в 1/4 копейки], как и царь Лжедмитрий II - еврей из Шклова [один из многих ''царёнышей'', но вовсё не ''лжедмитрий''], как и прадед А. С. Пушкина еврей - фалаш Абрам Ганнибал, [фактически усыновлённый в детстве самим Петром I, малолетний свидетель полтавской битвы, впоследствии генерал-аншеф, первый в истории России инженер фортификационных сооружений; высшее образование, знание нескольких иностранных языков, и первое офицерское звание за боевые заслуги (в боях) получил во Франции, не получая в то время никакой денежной или иной поддержки из России, которая послала его учиться, в званиях и должностях поднимался в России медленно и самостоятельно вопреки исключительным противодействиям должностных лиц, дворянского звания получить так и не смог, несмотря на ходатайста в течение всей долгой жизни с указанием  всего, что было важно для получения дворянства], как и фактический отец М. Лермонтова

[Отцом Михаила Юрьевича якобы был французский еврей Ансельм Леви (Levis), личный врач бабки поэта Арсеньевой (из находок современного великого историка и литературоведа Савелия Дудакова, Иерусалим)], как и дед. В. И. Ленина по матери Марии Израильевны (Александровны) Бланк [о чём не знали даже её дети, а позже и гитлеровская служба пропаганды], как и множество других людей, самых известных в России. [ ''Многие российские государственные деятели и публицисты, военачальники и поэты, учёные и музыканты, богословы и филологи, археологи и нумизматы обрели для читателей книги С. Дудакова статус потомков П. Шафирова. Среди них князья Долгорукие, Гагарины, Хлованские, Вяземские (в том числе поэт П. А. Вяземский), Трубецкие, Юсуповы; граф А. Н. Толстой, писатель; Н. М. Карамзин; Е. А. Арсеньева, бабушка Лермонтова, его дядя П. Евреинов; нарком иностранных дел СССР Г. В. Чичерин. А так же профессор Иерусалимского университета Елена Толстая, внучка писателя. Обобщающую оценку книги С. Дудакова дал крупнейший французский историк Л. Поляков. ''Это источник сногсшибательный, - пишет он,  поскольку он  опровергает все представления о роли еврейства и в государственной, и в культурной жизни России.''

(проф. Арон Черняк об очередной книге С. Дудакова. 29.01.2004).]

 

 

     Кирилл и Мефодий вовсе не создали славянское письмо, а лишь активно проповедовали по-словенски  Святое Писание, но в ином шрифте, где иероглифические рисунки обозначения букв той же глаголицы заменены более простыми начертаниями, - в основном начертаниями букв греческих, - по поручению заинтересованного в этом византийского императора Михаила, к которому обратился с такой просьбой в 862 г. князь Ростислав, правивший Великой Моравией.

 

 

 

 

 

КРЕМЛЯ

 

     Согласно Толковому словарю С. Ожегова:

 ''КРЕМЛЬ, -я, м. Крепость в старых русских городах.''.

 

     В БЭС сказано чуть больше, но в том же духе:

''КРЕМЛЬ (до 14 в. детинец) (кром), центр. часть др.-рус. городов, обнесённая крепостными стенами с башнями; комплекс оборонит., дворцовых и церк. сооружений. К. располагался на высоких местах, обычно на берегу реки или озера и был ядром города, определял его силуэт и планировку. К. сохранились в Новгороде, Пскове, Туле, Горьком, Смоленске, Москве и др. городах.''.

 

     В Этимологическом словаре Н. Шанского:

''КРЕМЛЬ. Искон., суф. от  кремъ ''крепость'', того же корня, но с перегласовкой о/е, что и кромка, кроме, укромный (см.). Кремль буквально - ''ограниченная, обнесённая (стенами) часть города'' и, значит, ''город в городе'' (см. город).''.

     Маловато. Больше подходит для толкового словаря.

 

     Придётся разгребать мусор в Словаре М. Фасмера:

''кремль, род. п. -мля  ''крепость внутри города'', др.-русск. кремль, I Соф. летоп. под 1445 г.; Менухин (1493 г.), стр.216; библия 1499 г. и др. (Срезн. I, 1320), также крем(ь)никъ, 1331 г. (Забелин, Энц. Слов. 38, 930). Сюда же: кремь м. ''часть засеки, где растёт лучший строевой лес'', кремлёвый ''крепкий, прочный'' (о строительном лесе), кремлёвская сосна ''сосна на опушке леса (на сухой почве)'', тоб. (ЖСт., 1899, вып. 4, стр.497). Родственно кремень и крома (см.), согласно Миклошичу (Мi. EW 137), Cоболевскому (РФБ 70, 86 и сл.). Из *кремльнъ произошло нем. Кremelin (Майерберг), франц. Cremlin; см. Соболевский, там же. Неприемлемо фонетически объяснение из кыпч. karman ''крепость'', монг. kerem, калм. kerm, вопреки Рамстедту (KWb. 227),Рясянену (FuF) Anz. 24, 49). [Маловероятна этимология Махека (SPFFBU, 2, 1953, стр.127 и сл.): кремль из krep-, крепкий. - Т.]". 

      Как всегда этот высоко уполномоченный нацистами Макс Фасмер славно потрудился.

 

     Даже сегодня, работая с компьютером, из увесистого его 4х-томника даже просто списать почти невозможно хотя бы один абзац со всеми ссылками и всем многообразием применённых там типографских знаков. (Это в условиях военного времени, в нацистской Германии, при тогдашних технических средствах, тогда всего лишь ещё только в картотеке. "Картотека погибла''. Как же в течение считанных месяцев Фасмеру удалось восстановить утраченные материалы? Чего же он так смертельно боялся, заявив, что эта картотека, как и вся его библиотека, ''погибла''? ).

 

     Как всегда, - из всей этой его сверхъестественной ''ерундиции'' и на этот раз у него ровным счётом ничего не следует. И вот почему.

 

     Во всех этих словарях их авторы почему-то ''забыли'' упомянуть, что крепости, называемые словом   КРЕМЛЬ есть и были ранее ещё и в тех городах, которые захватывало Московское государство: Казань, Астрахань.

     С Нижней Волги, точнее именно из Астрахани пришло в когда-то булгарскую Казань и в русские города слово кремль. Оно не русское. От него произошли те немногие однокоренные, не прижившиеся в русском языке слова, что упомянуты Фасмером.

     Нижнее Поволжье - это бывшая метрополия ивритоязычного хазарского государства.

     ''Отмстить неразумным'' - вот и всё, что разрешается упоминать о хазарах. О том, что АСТЭР ХЭН  и КРЕМЛЬ слова еврейские, - от царствовавших в Северной Евразии евреев, - этого современным людям знать не положено (как и вообще о еврейской предыстории возникновения не только русского государства).

 

     Мировая история 2-й половины 1-го тысячелетия - это появление и стремительная экспансия Ислама, Арабского Халифата. За время жизни одного поколения арабы захватили и исламизировали полмира, - от Испании до Индии. Возможно ли такое сегодня при современной технике?!

     Лишь одна сила превзошла арабскую. Хазары. Сила не наступательная. Оборонительная. Почти вековая война между Халифатом и Каганатом закончилась истощением силы  и наступательного духа арабских полчищ. Через Кавказ - КАВ ХАЗИТ (иврит) ''Линия противостояния'' [подсказал Арк. Гайсинский в приятельской беседе со мной по телефону] - арабы в итоге так и не прошли. Ослабление мусульман позволило и франкам лишь в следующем, в VIII столетии нанести в Западной Европе такой удар арабам, после которого те уже не могли захватить Европу.

     Мусульманские полки стали служить Хазарскому Каганату.

     Вся дальнейшая мировая история есть результат тех событий.

 

     КРЕМЛЬ - это сжатое в еврейской манере еврейское же слово КАРМЭЛЬ. Так евреи хазарской столицы в память о знаменитой горе на своей прародине в Эрэц Исраэль назвали своё первое укрепление, возвышавшееся над местностью. Позже это имя собственное превратилось в имя нарицательное. В бассейне Волги словом кремль стали называть оборонительное укрепление на холме в любом городе, где таковое имелось. В случае опасности нападения на город в кремле укрывали от вражеских стрел прежде всего детей. Поэтому его называли ещё и словом детинец.

     Где-то кем-то увиденные выражения ''кремлёвская сосна'', ''кремлёвый лес'', ''кремь'' (место, где есть такой хороший лес для кремля, такая хорошая сосна) связаны с тем, что к строительству кремля относились с повышенным вниманием.

     Усердие М. Фасмера не добавляет убедительности его доводам.

     Что касается скромных советских составителей упомянутых выше словарей, то мотивы этих служивых очевидны.

 

     Слово КАРМЕЛЬ по словарю Ф. Л. Шапиро: '' 1) цветущая земля; 2) свежие фрукты; 3) гора Кармел.''

     Другой перевод: karmel  'густой сад ', 'тучная почва, густо заросшая деревьями ' (Б. М. Гранде. ВВЕДЕНИЕ В СРАВНИТЕЛЬНОЕ ИЗУЧЕНИЕ СЕМИТСКИХ ЯЗЫКОВ. Москва. РАН. 1998  г., стр. 15.)

     Существует ещё одна версия происхождения названия горы Кармель. Сжатое КЭРЭМ  ЭЛЬ -''Сад Божий''.

Кэрэм - виноградник, сад; Эль - Бог.

     На этом большом холме, с трёх сторон обдуваемом морским воздухом, даже в самые жаркие дни не бывает душно.

 

 

ПРОСЫПАЕТСЯ

 

     От шутливого звукоподражательного СоПИ, сжатого в СПИ.

 

     Этот глагол по смыслу близок к словам:  уСНИ , заСНИ , проСНИсь ивритского происхождения.

     Русское СНИ (корень С-Н), которое вовсе не случайно без предлога не употребляется, - это еврейское СНИ, ШНИ - 'спи' . Корень здесь Син, Шин - Нун;  а оконч. повел. накл. глагола в ед. ч. 2-го л. - Йод, читаемое И  в этой форме глагола и заимствованное именно в этом качестве именно в этой форме глагола во все именно славянские языки.

     Эти все ''именно'' [да ещё и подряд], - разумеется, лишь ''совершенно случайные совпадения''.

 

     Именем существительным от этого корня в иврите является слово ШиНа 'сон', а в русской речи от этого же корня образовано слово СоН (род. пад. -СНа), - того же смысла, но как можно менее похожее по звучанию на еврейское , - ШиНа.

 

     Корни  С-Н и С-П  имеют в общем один и тот же смысл, но обратим внимание на производные от них.

     Корень С-Н из иврита. Он дал свои производные: сон, сны, усни, соня, проснись, сонный, уснул, проснётся.

     Корень С-П менее древний. Он появился из шуточного звукоподражания 'сопи' уже в возникших говорах русской речи - подражаниях манерам шифрованных изъяснений хазарских купцов-рахдонитов, которыми были евреи.

     Поэтому производные от С-Н в основном более древние, чем от С-П.  Многообразие производных от обоих этих корней росло. Но не появлялось случайных синонимов с разными корнями.

     Ещё интереснее, что не образовывались от этих лишь чуть-чуть разных корней слов пусть разного смысла, но хотя бы одинаковой формы, кроме, пожалуй, лишь 'проснись' и 'проспись'.

     Это значит, что древние русы ещё очень чувствовали когда-то абсолютную очевидность именно ивритского подражательского происхождения русских говоров.

 

     Лишь со временем, по мере того, как пока хоть ещё не язык, а всего лишь далеко ещё не ''правильная'', но всё же уже ''русская речь'' (а не всеобщий в меновой торговле ''язык'' междометий, жестов, мимики и подражаний речевым манерам друг друга) становилась всё менее похожей на шифрованные жаргоны ивритской речи хазарских купцов-[д]рахдонитов ''дорогу указующих'' [ивр], русы всё ревностней старались устранять сходства русских слов с еврейскими.

     Мало кто даже из образованных людей сегодня легко осознает, что какое-то число веков тому назад просто не существовало понятия ''русское''. И было это совсем не так уж давно.  Смысл когда-то нового слова 'рос', 'рус',  тогда ещё неопределённого и не всем известного, менялся в течение поколений, и служивые учёные не могут договориться  о том, откуда оно взялось.

     Подсказываю. Из иврита. Корень: hэ – Рэш – Самэх.  Это большая тема. Служивых она не устроит.

 

 

 

 

 

С

 

     Попробуем ''на ощупь'' отыскать, откуда этот предлог.

     Прыгнуть с моста,  со старого моста. Предлог тот же, но во втором случае он для внятности звучания перед таким же звуком огласован..

     Выпрыгнуть с поезда и выпрыгнуть из поезда. Смысл выражений тот же самый. Исходным был предлог из. В разговорной практике за время жизни не одного поколения выяснилось, что можно сказать иногда чуть короче, чем 'из', отбросив гласный 'и'. Однако в русской речи, как постепенно сложилось по закономерностям её фонетики, предлог  'з' оказался неудобным, неблагозвучным и замещённым звуком-аналогом: глухим, - 'с'. А предлог 'из' в необходимых случаях удлиняется огласовкой 'о' для внятности речи (из всех сил, изо всех сил).

     Не всегда имеются одинаковые предлог и приставка. Нет предлогов 'з' и 'ис', но существуют приставки 'из' и 'ис', по поводу которых есть некоторое правило орфографии: перед звонкой писать 'з', а перед глухой - 'с'.

 

     Термин 'история', похоже, вошёл в словарный состав большинства языков мира. По-старорусски писалось чуть иначе, - М. Фасмер: ''гистория 'рассказ, история', XVII-XVIII вв., польск. historia. Позднее заменено словом история (см.).''. Смотрим:

     ''история, при Петре I; см. Смирнов 124. Возм., через нем. Historie (с XIII в.) из лат. historia от греч. ICTOPIA. Вместо старого гистория (см.). [Виднес (''Scando-Slavica'', 3, 1957, стр. 137 исл.) приводит примеры гораздо более раннего употребления формы история: Памва Берында, изд. 1653 г.; История о войне Иудейской, XVI в. См ещё G. Huttl Worth, Foreign words in Russian, Los Angeles, 1963, стр. 74. - Т.]''.

 

     Что же у Фасмера понял сам Н. М. Шанский: ''ИСТОРИЯ. Заимств. в древнерусскую эпоху из греч . яз., где historia ''история''<''знание'', суф. производное от  historio ''стараюсь узнать'' или histor ''знаток, свидетель''. Первоначально - ''рассказ об увиденном или разузнанном''.''.

 

     Как видим, М. Фасмер и прочие его коллеги до таких подробностей докопаться не смогли.  Шанский же выдаёт свои вольные переводы с казацкой лихостью. Для солдат, что ли, по заданию Главного политуправления Советской Армии составлял он этот  Этимологический словарь русского языка?

 

     Вот теперь следует уточнить, при чём тут вообще это слово ИСТОРИЯ.

     Оно ведь прежде всего  на древнееврейском - historia, но в отличие от других языков здесь his - приставка, а другие части слова  (tor - корень, i - суффикс, a - окончание) чётко соответствуют смыслу слова ИСТОРИЯ.

     Звук i (ивр. буква Йод) - это здесь суффикс, в данном слове в значении абстрактного обобщения; в таком качестве он входит в ставшее общеевропейским окончание -ИЯ.

    От слова historia без суффикса i и без приставки his оставшаяся  часть, - tora, - означает 'учение, систематизированные знания о чём-то', напр., 'теория', - академическое слово, производное от 'тора', как и 'теорема'. Еврейская ТОРА - прототип христианской Библии и исламского Корана - Святое Учение.

     Корень tor  (см. УТРО) означает 'последовательность' ("ТОРА" - последовательная система   мыслей,  сведений, взглядов, нравственных принципов или чего-либо).

     Древнейший корень здесь or - 'свет', а приставка t. Слова  теор(и)а и теор(ем)а, якобы греческие, являются непосредственными производными от ивритских слов теура (теора) - 'освещение'  и  теор - "выкладка'' (как бы на свет), последовательное представление (напр., спецификация деталей и комплектующих изделий к сборочному чертежу конструкции.)

     Приставка his-, от которой происходят русские приставки из, изо, ис, с, со и соответствующие предлоги из, изо, со, с,  имеет в иврите значение, аналогичное русской частице -ся.

     Получается, что изначальный смысл непереводимого буквально слова historia похож на что-то приблизительно такое: последовательность сведений ИЗ прошлого [прежде всего своих предков].

     На иврите слово 'история' пишется через Тэт, а не через Тав. Это можно объяснить арамейским написанием слова, одинакового для двух этих близких друг к другу древнееврейских диалектов.

     Очень многие слова, считающиеся греческого происхождения, оказываются понятными при знакомстве с ивритом. Ведь древнегреческий язык близок к древнееврейскому языку.

    

 

 

РАССВЕТОМ

 

     Корень СВЕТ (а от него и корень СВЯТ) - производное от ЦВЕТ (из Ц-В-Э от ивр. Цадэ-Вэт-АЫйн; см. выше.).

     СВЕТ - всем цветам цвет - самоцвет, самосвет, сам  ''цветится-светится'' в темноте.  Теперь из школьного курса физики известно, что бесцветный свет содержит в себе все цвета, любой цвет.

 

     Конспектируя Словарь особо высоко уполномоченного фашистами на его составление нациста М. Фасмера, советский товарищ  Н. Шанский в позе учёного старается заумно отойти подальше от этой очевидной истины:

     ''СВЕТ. Общеслав. Из sveъt после падения редуцированного ъ и перехода ''ять'' в е. Того же корня, что авест. spaeta ''светлый, белый'', лит. sviesti  ''светить'', без s - лат. vitrum ''стекло'', нем. weis ''белый''. Родство с цвет (<kvetъ), звезда требует дополнительной аргументации. См. свеча, витрина.

     СВЕЧА. Общеслав. суф. производное (суф. -j-) от той же основы, что свет (см.; tj>ч, ср. из ст.-сл. свеща, освещение.''.

 

     Кстати, сл. СТЕКЛО происходит непосредственно от ивритского слова СТеКеЛь ''смотри'' (прозрачно!). Показываемый проезжим хазарским купцом стеклянный сосуд, его  прозрачный материал, но не лёд (!), когда-то производил впечатление почти как волшебство. Сегодня так изумлять могла бы разве что лишь шапка-невидимка.

     От слова СТеКЛо производное СТаКаН  с его типичнейшим ивритским суффиксом  Н.

     Сказалось влияние слов 'ставь' и 'стук' (стаканов с водкой).

 

 

ВСЯ

 

     ВСЯ, ВСЁ, ВСЕ, ВЕСЬ. Происходят от ивритского 'Вав Заыйн - hЕ':  В-ЗЭ, В-ЗЭ, В-ЗЭ, В-ЗЭ  [все, все, все, все] -- ''и это, и это, и это, и это'' - ВСЕ ! (BSE - вариант написания буквами старой кириллицы: Веди - Sело - Есть ).

     В памятниках часто встречается чисто еврейское слово SE, ЗЕ ''это'', но постепенно оно превращается в диалектное ЧЕ, укр. ЦЕ, рус. СЕ  и  ЖЕ (которое входит составной частью в ряд слов, образовавшихся в связке с ним: уже, ужель, неужели, неужто, ужо, даже, тоже, нежели, ежели.

                             

     К нынешнему времени местоимение СЕ уже самостоятельно не употребляется. 

     СЕ сохранилось лишь внутри слов, таких как сегодня, сейчас и уже воспринимается как анахронизм в таких выражениях как сего года, сего месяца, сей же час, сию же минуту, сим,  сей, сие, сия,  сии.

     В словах всякий, всюду, несусветный ещё меньше чувствуется в них это еврейское их происхождение, но лишь пока не обратишь внимание на историю происхождения служебных частей речи в русском языке.

     Например, слова эта, та, это, то, эти, те, этот, тот, так, этак, как, кто, что со всеми прочими их словоформами сами имеют подобное же ивритское происхождение; - от хазар, как и, пожалуй, большинство слов основного фонда словарного состава русского языка.

 

     Ивритский  союз В (''и'')  находится в составе слова ВИНО (на иврите ЙаЙН, - корень: Йуд-Йуд-Нун). Трапеза с вином (''...и вино'' - ...В-(й)аЙН, нем. WeIN;   Портвейн ''портовое вино'' ).  Звук В в слове ВИНО, вошедшем с искажениями во множество языков, сохраняется в этих заимствованиях.

 

     Фасмер уделяет им почти целую страницу в своём словаре, сообщая, что ''родиной вина считают Кавказ и Малую Азию'' (ведь  не Ближний Восток, не ''Страну, текущую молоком и мёдом'', где виноградную гроздь несут вдвоём, как сказано в Священном Писании).

 

     Цитировать М. Фасмера полезно, но целыми страницами слишком утомительно.

     Лучше повеселиться над лаконичными умозаключениями из Этимологического словаря Н. М. Шанского и Т. А. Бобровой:

     ''ВИНО. Общеслав. Заимств. через герм. посредство из лат. яз., где vinum ''вино'' родственно вить, ветвь (см.). Первоначальное значение ''виноград'', в др.- рус. яз. ещё известно. Растение названо по ''вьющемуся характеру'' стебля.

     ВИНОГРАД. Заимств. из ст.-сл. яз., в котором виноградЪ - словообразовательная калька готск. weinagards (wein ''вино'', gards ''город). Первоначальное значение - ''сад'' (ср. выражение сад-виноград, подобное путь-дорога). См. вино, огород.''.

 

     Следовательно, по Шанскому слово готск. виноградЪ происходит от ахинеи, - от цветистого названия воображаемой картины мутными красками по словообразовательной кальке: - ''Винный дождь с градом на вьющегося характера  стебли экзотических растений из приснившихся огородов, ветвистых садов и виноградников вдоль пути-дороги в Др. Русь к чьим-то дальним родственникам по суровым северогерманским винным городам''.

 

     Такой же бывший ивритский союз В ''и''- буква Вав -  заключён в слове ВАРЯГИ - ''... Ва-РУГИм'' (иврит) ''... и руги''. Отсюда: варуги, ворюги, вороги, враги, воры, вруны.

     Сокращение вор недавнее. Теперь оно означает только 'крадущий '. Слово вор засвидетельствовано лишь в XVI в. (см. Срезн., словарь М. Фасмера).  Кто такие были эти древние, особо алчные руги, можно почитать у Л. Гумилёва.

 

 

СОВЕТСКАЯ

 

     Корень СОВЕТ (С-В-Т).  Того же происхождения, что и СВЯТ, и СВЕТ, и ЦВЕТ, - от ивритского корня Цадэ-Вэт-АЫйн (см. выше).

     Дать СОВЕТ - это значит дать СВЕТ на неясность в решении какого-либо вопроса.

 

    Так от еврейского слова ТЕУРА (ТЕОРА, - те же буквы, можно читать и так, и так) ''освещение'' происходят слова ТЕОРЕМА, ТЕОРИА, ТЕОРЕТИчески/й/е/ая. Суффиксы -еМ (иМ), -И, -А, -еТ заимствованы из древнееврейского языка (иврит).

 

     Читаем у Шанского, списавшего у Фасмера:

''ТЕОРЕМА.  Заимств. в XVIII в. из франц. яз., где theoreme < лат. theorema, передающего греч. theorema ''зримое'' >''теорема''  (от  theoreo  ''смотрю, наблюдаю'').

ТЕОРИЯ.  Заимств. в Петровскую эпоху из польск. яз., где teorja < лат. theoria, восходящего к греч. theoria  ''созерцание, наблюдение'' > ''теория''. См. теорема.''.

 

     В Словаре М. Фасмера:

''ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ, начиная с Петра I; см. Смирнов 289. Через нем. theoretisch или франц. theoretique от лат. theoreticus, греч. ТЕОРЕТОС ''видимый''.''.

 

     Ивритские слова, а тем более вообще семитские, близкие к значениям ''свет'' (ОР), ''покажу'' (АРЭ), ''увижу'' (ЭРЭ), ''примечательное, приметное место'' - город  (ИР), и, в частности, [И]ЕРИХО[Н] и халдейский УР Касдим, откуда вышел библейский Аврам-Авраам), имеют этимологическую связь, которую по-русски объяснять очень непросто. Даже арамейские замещения букв в ивритских словах, вообще близких к арамитским, не всегда очевидны.

     Свет - это то, что делает видимым.

 

     Латынь и древнегреческий - языки близкие. Не случайно. Греческие острова заселялись мигрирующими племенами из Западной Азии, которые перемещались далее на запад, перебираясь и на Апенинский полуостров.

     Малая Азия заселялась во все времена мигрировавшими вдоль морского побережья с Бл. Востока, вернее, через Бл. Восток.

     Город  Луд (Лод - воздушные ворота Израиля), Древняя Лидия-Лодия-Лудия-Людия (страна лидов-лодов-лудов-людов-людей-Leuten-ХЕТТОВ-УГАРИТОВ-... ... ... и т.д.  на землях разрушенной страны Хеттов в Западной Азии) и городок Лоди Веккья (''Древняя Лоди'', - около Милана) - это последовательные вехи великих людских переселений вдоль правого берега по Средиземноморью. (Григорий Туберт. ''Есть ещё брат...'', израильская газета ''Вести'', 2 сент. 1994 г.).

    

     Древнегреческий язык и древнееврейский между собой тоже близки. На иврите Греция -''Яван''удавун). Так это читается на иврите, - как один из двух вариантов прочтения слова  Ион. Ионийские племена греков в Малой Азии были ближайшими к территории израильтян.

     Они были близки и по языку, -  хотя бы вследствие территориальной близости. Ионийские говоры составили основу общегреческого языка, сложившегося к III в. до н. э. после объединения в единую Грецию царём Филиппом II разрозненных племён и после азиатских завоеваний его сыном Александром Македонским (см. ''Словарь античности'', пер. с нем.) Ионийское море названо именем ионийцев, потому что они там стали господствовать, как и вообще на Апенинском полуострове под разными племенными именами. Это ж они впоследствии стали называться обобщённо римлянами, а до этого этрусками, теренами, пелесгами, лелегами и прочими менее известными именами. Поэтому в лексике и в строе речи у пёстрого населения всего Восточного Средиземноморья было очень много общего.

 

     Слову Яван (оно же Ион) стоит уделить внимание для пояснений утверждения о близости древнегреческого языка и древнееврейского. Обратимся к Словарю античности, материал к которому был собран сотней профессоров ещё гитлеровской Германии, но профильтрован в послевоенные годы.

     ИОНИЧЕСКОЕ МОРЕ, также Ионический залив. Для греков обозначение И. м. подразумевало прежде всего нынешнее Адриатическое м.

     ИОНИЯ, область, насел. ионянами, лежащая на зап. побережье М. Азии, близь Лидии и Карии, с о-вами Хиос и Самос и с 12 городами: ...

     ИОНЯНЕ (ионийцы), одна из трёх гл. греч. племенных групп, наиболее однородная в территориальном, языковом и культурном отношении. И., как считалось, первыми переселились в Грецию.  ...   Во время и после вторжения дорийцев часть осталась на материке, а другая переселилась на о-ва в средней части Эгейского м. и на зап. побережье М. Азии. ...  Благодаря выгодному положению на перекрёстке двух главных торговых путей (с С. на Ю. и с З. на В.) ионийские города достигают экономич. и культурного расцвета, особенно в 7 и 6 вв. до н. э. (развитие ремёсел и торговли, контакты с восточной культурой: письменность, лит-ра, философия, геометрия, календарь, меры и веса, жертвоприношения). Подъём производительных сил привёл к расцвету свободного, открытого миру образа жизни и к созданию демократич. конституций. Ионийские города вскоре стали центром экономич. и культурной жизни греков, а также посредниками в распространении культурного влияния Востока на Грецию. ... В 6 в. до н. э. И. были поставлены под контроль царей Ливии, но в значительной мере сохранили свою автономию. Во 2-й пол. 6 в. до н. э. были подчинены персам. В 500 до н. э. подняли  восстание против перс. господства, к-рое было жестоко подавлено; оно послужило началом греко-перс. войн.

     В доклассич. эпоху И. играли прогрессивную роль в экономике и политике Греции;  они считались осн. носителями греч. культуры.''.

 

     Языковой общности населения побережий Восточного Средиземноморья способствовала и в более глубокой древности возвратная волна миграции так называемых народов моря. Справка из Словаря античности:

     ''НАРОДЫ МОРЯ, группа плем. объединений, вторгшихся ок.1200 до н. э. с Балкан в Переднюю Азию через Эгейское м. Именно поэтому египтяне дали им имя Н. м. Войска Рамсеса III разбили Н. м. на суше в Сирии и на море у входа в дельту Нила (рельефные изображения в Мединет-Абу). Наиболее известны из Н. м. филистимляне (peleset), давшие название Палестине.''.

     Следует уточнить: слово peleset - от ивритского слова ПЛиШа ''захват, вторжение, проникновение''

 

     Не менее  повлияла на лексику населения всего Средиземноморья морская торговля.

     MARE SCHAM, - Море Шема, т. е. Семитское  море, - так, даже на латинских картах позднего средневековья (XVII-XVIII вв.),  называется Средиземное  море (см. стр. 50, Энциклопедия для детей, том География, средневековая карта Армении. Москва. ''Аванта+''. 1994 г.).

  

     Так же как закрыты темы о хазарах и семитах в древней и в раннесредневековой истории Восточной Европе, так ''не принято'' распространяться и о семитах в предыстории Южной Европы и Западной Азии.

 

     Если снять запреты на эти темы, то слишком понятными становятся крайне нежелательные для традиционного антисемитизма иные мировоззренческие выводы, меняющие поведение и мышление людей.

     Чего стоит лишь вопрос о происхождении славянства и связанный с ним вопрос об ивритском происхождении всяких географических названий, хотя бы только в Евразии!

     Уж слишком заметными становятся поразительные для людей, неподготовленных к таким открытиям, подозрительные, неисчислимые сходства с древнееврейским языком языков романских, славянских, персидского, санскрита и даже германских языков. Обнаруживается принципиально иная историческая и современная картина мира, меняющая ориентиры в умонастроениях.

     

 

 

ЗЕМЛЯ

 

     ЗЭ-МЛЕА ''это - заполненная (всем сущим)''.

 

 

                                                                      ________

   

==========================================================================

 

              

                                                                 Рассуждения

 

     Единство мира - путеводная идея к Единобожию, к этому удобному для всех людей образу жизни во взаимопонимании, в согласии, в мире, в сотрудничестве, с обменом накопленными знаниями и результатами культурных достижений.

     Когда единобожие стало достоянием не только евреев, авторитет  их приоритетов стал причиной того, что церковь заботилась об отрицательном отношении христиан к иудеям.

     Первые университеты были созданы как центры христианского богословия для организованной борьбы с жидовской ересью. Лишь позже, в самые последние столетия они превратились в светские центры науки, куда стали принимать даже евреев, но поначалу только крещёных.

     В самой терминологии возникавших наук сами термины продолжали и продолжают сохранять юдофобский по самому своему назначению первоосновной дух когда-то лишь христианских университетов. Эта терминология даёт соответствующие трактовки наукоподобным теоретизированиям.

     По аналогии с дарвинской картиной происхождения видов академические умники стали строить псевдонаучные схемы расовой близости или отдалённости друг от друга народов Европы и всего мира. Генеалогические древа родства народов рисуют из принципа родства их языков, степень которого устанавливается из самого главного принципа - исключить евреев из дружной семьи рода человеческого. При любых обобщениях во всех этих схемах вопреки любой совокупности самых очевидных фактов древнееврейский язык (иврит - язык оригинала Священного Писания) выносят за пределы таких обобщений. Традиционное юдофобство переросло в расизм уже не только из конфессиональных мотивов. В томе Языкознание БЭС это наглядно видно. После смерти Сталина его ''гениальный труд''  ''Марксизм и вопросы языкознания'' вот уже сколько десятилетий продолжает оставаться действующим указанием для служивых не только в России. Это "Ответы товарищам'' в газ. ''Правда'' на письма лично (!) к нему... в ЦК, - это крутое  указание очиститься всюду от неисчислимых последователей и единомышленников ранее возносимого самим же Сталиным акад. Марра Николая Яковлевича, тогда уже 16 лет как покойного.

     Похожие латинский и древнегреческий назвали индоевропейскими языками (индо-Германскими, в старой терминологии), не имеющими ничего общего с языками семитскими.        Почему-то, однако, при знакомстве именно с ивритом становятся понятными неисчислимые термины на основе древнегреческого и латыни, а знание немецкого языка в этом не помогает. Греко-латинские окончания, суффиксы, приставки и корни слов сходны или совпадают с ивритскими, а не с немецкими. Лишь редкие и весьма отдалённые сходства ивритских и немецких слов говорят о последовательных цепочках влияния юго-европейских говоров на северо-европейские.

     Объяснение этому можно найти у немецких же, но деНАЦИнизировавшихся профессоров послевоенного времени.

     На стр. 157 Словаря античности показана карта:  греко-персидские войны, военные действия 500-478 до н. э. На ней отмечен район ИОНийского восстания. Он занимает всё западное побережье Малой Азии и оба побережья Мраморного моря.  Ионийцы - основная часть греков - первоначально жили в Азии и следовательно говорили на диалектах, близких к диалектам своих соседей азиатов, - семитов, - кем были и сами.

     Частью ионийцев были лидийцы. Они все -  бывшие хетты, а ещё ранее угариты (все эти название условны - даны историками XX в., - но это названия всяких семитов). Они же и латины, и предки римлян, - этруски, - построившие Вечный город и царствовавшие там, они же тиренцы, туски, тоски, тирсены, пелаоги, пелесги... Самих себя они называли 'рассены' и 'люди'. Их потомки в Европе называют себя 'ретты', а египтяне писали о народе 'ретан', жившем неподалеку от Яффо в крепости (Г. Туберт. Там же.). Этруски - переселившаяся на Апенинский п-ов часть лидийцев.

     Западное побережье Италии омывает Тиренское море, западное побережье Греции омывает Ионическое море, Эгейское море считалось морем ионийцев, а всё Средиземпое м-ре или по меньшей мере его восточная часть - морем Шема, т. е. Семитским морем. Господствовавшие там в своё время финикийцы и потомки их в Западном  Средиземноморье - карфагенцы - говорили и писали на иврите. Во всём, кроме религии, это были те же евреи.

     До возвышения Рима юг Апенинского п-ва и остров Сицилию - мост в Африку -  заселили греки.

 

     О том, из чего образовался греческий язык, можно судить по выписке из статьи в Словаре античности.

     ''ГРЕЧЕСКИЙ ЯЗЫК. Входит в индоевроп. языковую семью. Распространялся в Греции с С. в ходе продолжавшихся во 2-м тыс .до н. э. перемещений греч. племён, вытеснивших в течение веков догреч. население, говорившее на прежних языках (пелезги, лелеги), но воспринял ряд заимствований из их словарного запаса. Приблизительно в 10 - 9 вв. до н. э. греки заимствовали семитский алфавит. Письм. язык с дошедшей до нас литрой сформировался в аттич., ионийском, дорийском и эолийском диалектах, другие диалекты известны только по надписям или другим следам. На эолийском диалекте говорили на побережье М. Азии до Смирны на Ю. и на расположенных вблизи о-вах (Лесбос), на греч. материке, гл. обр. в Фессалии. Дорийский диалект употреблялся в Пелопоннесе и на юж. о-вах Эгейского м. (о. Родос). Ионич. языковая область охватывала малоазиатское побережье. Аттич. яз., находившийся в близком родстве с ионическим, употреблялся в Аттике и претерпел отчётливые специфич. изменения. Нек-рые лит. жанры веками сохраняли запас форм, связанных с диалектом, в котором они впервые сформировались. Этот диалект становился языковой основой данного жанра, как, напр., ионийско-эолийский для эпоса, дорийский для хорового пения. Диалекты при этом образовали художеств. лит. язык в отличие от разговорного, живого и развивающегося языка. Язык прозы возник в малоазиатской Ионии, классич. проза достигла своего расцвета в аттич. диалекте. Политич. господство Афин, которое в ходе Персидских войн привело к объединению всех греч. племён и достигло своей вершины в 5 в. до н. э., имело следствием проникновение аттич. языковых элементов также и в неаттич. области. Распространение этого диалекта было важным потому, что оно способствовало становлению Афин как центра греч. духовной жизни. Аттич. был языком лит. прозы, риторики и философии. Медики в своих сочинениях применяли ионийский диалект - язык своего корифея Гиппократа. Македонский царь Филипп II сделал аттич. яз. служебным языком своей канцелярии. Когда Александр Македонский завоевал Грецию и вост.-средизем. страны, в 4 - 3 вв. до н. э. возник греч. общенародный язык койнэ. Его основы образованы аттич. диалектом. Близкородств. ему ионийский диалект воздействовал на койнэ мн. языковыми элементами. В койнэ постепенно вошли и все другие диалекты. В целом процесс был закончен в нач. н. э. Местные диалекты сохранились в незначительном объёме и после этого (Цаконский диалект на Пелопоннесе). Живое развитие этого общего языка стремился сдержать аттецизм. Усилилось отчуждение греч. лит.-ры  от продолжающегося развиваться разговорного языка. Койнэ образовал основы для ср.-греч. и развившегося из него новогреч. языка. Одновременно с созданием основ почти всех областей науки и культуры греки создали соответствующую терминологию, причём способность Г. я. к словотворчеству оказалась плодотворной и в наши дни для рождения научных терминов вновь возникших наук, таких астронавтика, кибернетика т. д.''

 

     Уже из цитируемого видна бессмысленность первой фразы: ''Входит в индоевроп. языковую семью''. На основании чего? На том основании, что какие-то гипотетические племена 2-го тыс. до н. э. названы греческими, а то население, которое они, продолжая какие-то перемещения, якобы куда-то вытеснили, названо догреческим? Сами эти названия условны. Слова  'Греция' и 'греки' от слова 'горы' (между прочим, еврейского происхождения;  harim [ивр.] -''горы''). 'Греция' буквально - 'страна гор', а 'греки' - это 'гореки', т. е. 'горцы '. Сами греки по-семитски (корень 'эл' -''сверху'') свою страну называют Элладой, а себя эллами, эллинами. Семиты их называют древним именем ИОН, или ЯВАН, что то же самое, пишется теми же буквами иврита Йодавун.

     Переселяться в Грецию (проходя с Севера через горные перевалы, пропасти, бурные потоки, переправляясь лишь на брёвнах через морские проливы на заселённые острова, где не желают уступать очередным пришельцам среду своего существования), тащиться по гористому бездорожью когда-то ещё дикой и малозаселённой Европы, да с беременными женщинами, да с малыми детьми, да с немощными, да ещё хоть с какой-нибудь утварью через древние европейские дебри, болота, горные и водные препятствия - это несравнимо труднее, чем многолюдным народам моря перемещаться хоть посуху, хоть на лодках вдоль берега.

     Поэтому из тех, кто заселял острова и полуострова  Греции, сравнительно мало кто пришёл с ''германского'' севера. То подавляющее большинство, что тысячелетиями перемещалось из Африки и Азии вдоль морских берегов, были семитами, - от Африки до Индии и Центральной Азии. Кто же ещё как не они?

     Лексика персидского языка на две трети семитская, как и лексика греческого, но не признавать же их семитскими языками!

     Санскрит (др.-индийский) удивительно похож на латынь и греческий. Но ведь не потому же, что между ними территориально семитские языки!

     Лексика европейских языков близка к лексике древних хеттов и ещё более древних угаритов, населявших Малую Азию 4 тысячелетия тому назад. Но не считать же их семитами только из-за того, что нет объяснения тому, как они оказались в окружении семитских стран, почему писали 22-мя семитскими буквами на древнейшем иврите и почему на всех рисунках в глиняных табличках они типичнейшие евреи!

  

     От примитивной лексики древнего населения, гипотетически ''догреческого'', почти ничего не могло остаться, - хотя бы в результате того, о чём изложено выше в той выдержке из статьи ''греческий язык'' германского Словаря античности.

 

     А вот наукообразное словоблудие из университетского учебника ЭТНОГРАФИЯ, Москва, Высш. школа, 1982 г., стр. 16. 

     Нумерую фразы из одного абзаца, выделяю в них некоторые слова и вставляю в квадратных скобках свои замечания.

 

     '' 1)  Индоевропейская языковая семья, как и все прочие семьи, явление чисто историческое и не предполагает какой-либо общей для всех входящих в неё языков грамматической, лексической или фонетической характеристики.

[Явления ''языковая семья'' не существует ни реально, ни в абстракции; этот в принципе расистский ''термин'' - просто бессмысленное словосочетание.]

     2)  Поэтому сейчас нет ни одной черты, по которой можно определить тот или иной язык как  индоевропейский.

[''Сейчас нет'' и никогда не было.]

     З)  Констатация индоевропейской семьи [без всяких на то оснований]  только [Внимание!... Что?...] устанавливает факт, что некогда [якобы] существовал [Что?...] момент [Как здесь понимать это слово?] , когда эти [ещё не существовавшие]  языки входили в индоевропейский язык-основу [бессмысленное словосочетание] и, таким образом, генетически родственны между собой

[чего вообще между языками, как и между какими-либо словами, не может быть потому, что не может быть никогда!].

     4)  Общность у них только по происхождению.'' 

[Это значит, что, если по происхождению  у них нет общности, то и самой общности ''языковая семья'' в принципе нет и быть не может! Здесь в качестве специальных псевдонаучных расистских терминов, -  чтобы казались понятными, - подтасовываются привычные бытовые слова совсем иного смысла.]

 

     Ответ по п. 4.  Выше показано, что общности по происхождению у греческого и латыни нет с немецким или с норвежским языком, но они отнесены к одной, - к индоевролейской семье, т. е. к индо-Германской (по устаревшей терминологии). Есть общность происхождения у языка иврит и греческого, но их не относят не только к одной ''языковой семье'', но и к одной какой-нибудь ''микросемье'' или  ''сверхмакросемье''.

 

     По пп. 2 и 3.  Никогда не существовало и не могло существовать никакого ''языка-основы'' (''праязыка''): ни индоевропейского, ни афро-американского, как и австралийского, славянского, угро-финского, тюркского или любого другого так называемого языка-основы. Никогда не существовало даже древнерусского языка. Ниоткуда не мог таковой взяться.

     Никогда не существовало и не могло существовать ни ''ностратического'' ''праязыка'', ни индо-Германского (''индоевропейского'') ''языка-основы'', ни ''праславянского'' языка, ни общеславянского (старославянского) языка, ни древнего общерусского языка.

     Условно можно признать с натяжкой существование в памятниках церковнославянского языка. Однако, это был всего лишь искусственный язык поиска приёмов книжного изложения хоть кое-как ''правильной'' речью по-словенски. До второй половины XVIII в. ещё не существовало слова СЛАВЯНЕ. См. стр. 39-40 книги Ефима Макаровского «ЕВРЕЙСКИЕ КОРНИ РУСИ», New York, 1996.

     «Термин же ''славяне'', который покрывает не этническое единство восточно-европейских народов, а выражает лишь политические амбиции московских правителей на объединение этих народов под своей властью, появился только в середине 18-го столетия.

     В 1745 году в Вене была опубликована работа известного австрийского историка  Иордана Иона Христофера, в которой он предложил те племена, которые римляне называли ''склабами'', называть ''славами'', так как были они знаменитыми и достойными народами, покрывшими себя славой.

     С этого времени и появился новый термин ''славяне'', очень пришедшийся по душе российским историкам.

     Термин же ''склабы'' происходит от слова, который на древнееврейском  означает ''невольники''»

.

     На этом месте я хочу высказать своё несогласие с утверждением американца Е. Макаровского, вряд ли знающего древнееврейский язык.

     По римскому праву на рабовладение невольник считался ''имуществом разговаривающим'', так же как существовали определения ''имущество движимое'' и ''имущество недвижимое''. Слово ''склавины'', sclaven, Sklaven (нем.) происходит от латинского слова СОЛО, (СOLO или SOLO «голос»), откуда и русские слова СОЛОВЕЙ [голосистый] и СЛОВО. Латинская буква С читалась то как русская С[S], то как русская К. Чётких правил чтения ещё не было. В качестве компромисса между двумя вариантами чтения слова СOLO [КОЛО] ''его голос'' (иврит), заимствованного из иврита в латынь, написанного латинскими буквами и когда-то не каждому римлянину знакомому на слух, многие стали писать как и читали – в обоих вариантах сразу, в одном слове. Перед не очень определённой буквой С повелось на всякий случай ставить ещё и букву S. Буквосочетание SC прижилось и стало читаться общепринято как русское СК. По-немецки, например, потом оно уже писалось SK. Слово ГОЛОС тоже восходит к древнееврейскому всё тому же слову КОЛ ''голос'', искажённому иноязычным произношением в ГОЛ с добавлением явно греческого суффикса  -ОС.

     Русское слово ШКОЛА, шведское SKOLA, немецкое SCHULE, англ. SCHOOL, итал. SCUOLA, испан. ESCUELA, франц. ECOLE имеют аналогичную историю происхождения, причём все они восходят к древнееврейскому слову СэХэЛ ''ум'' и к производному от него аСКаЛа ''образование''.

     Аналогичным образом русское слова СКАЛА происходит от ивритского слова СЭЛА ''скала''.

     

     Русская речь - это ещё не обязательно уже язык. Совсем ещё недавно, напр., немец мог не понимать речь другого немца, говорящего по-немецки, она не соответствовала словарному составу и строю немецкого языка, - Hochdeutsch. Немецкая речь каждого  из них  - не язык немцев и даже не диалект немецкого языка, а всего лишь в лучшем случае местный немецкий говор. Немцами стало называться самое разнородное население Центральной Европы, где местные говоры этих немцев могли иметь очень мало сходства.

 

     По п. 3.  На основании чего какая-то ''констатация'' ''устанавливает факт'', что некогда существовал... [Что? Какой-то ''момент''! Что это такое?], когда...(см. выше)? 

     Нет оснований для этой констатации за отсутствием доказательств. Упомянутое - не факт, а вымысел.

 

     По п. 2.  Критериев, т. е. признаков принадлежности к какой-либо ''языковой семье'', оказывается, как признаёт университетский учебник, вообще не существует!

 

     По п. 3. Что за бессмыслица - языки ''генетически родственны между собой''! "Генетически" или совсем ''не генетически'' языки (если не подменять значения слов  их значениями в совсем иных тематиках) не могут быть родственны. У них нет ни папи, ни мами. И возникают языки вовсе не делением никогда не существовавших праязыков, аналогично биологическому делению клеток.

     По отношению к языкам биологические законы и термины не более приемлемы, чем по отношению к зарождающимся и изменяющимся в своей форме кучевым и прочим облакам.

     Не смешно ли находить (причём без всяких критериев) генетическое родство в каждой отобранной группе проплывающих облаков, видя в них дружную семью, но в то же время соседние облака, даже в окружении членов такой семьи не считать даже дальними их родственниками.

     Что стоят древовидные и прочие схемы такого генеалогического родства с записью их фамилий, имён и отчеств?...

      По лексике и строю есть похожие (близкие, сходные) языки, но слово родство здесь целенаправленная подмена понятий, - для ложных утверждений о существовании несуществующих закономерностей возникновения, развития, изменений, общности или обособленности языков и, соответственно, народов.

     Юдофобство - весь смысл этих словоблудий.

     Не о евреях во всём спор, а о приоритетах.

     Разоружающий, неотразимо убеждающий, притягательный авторитет этих приоритетов - вот оно то вожделенное оружие (вспомним  причины сплочения и процветания разнородных хазар), вот оно то наследие, то наследство, на которое непричастные могут только алчно, нагло якобы претендовать, не гнушаясь для этого никакой ложью, никакой низостью, никакими преступлениями.

     Если приписать себе эти приоритеты  не удаётся, то их замалчивают,  их авторитет всячески стараются ослабить любой низостью, а именно - возбуждением антисемитизма, то есть самых грязных побуждений к преступлениям в среде людей, из причастности к которым юдофобы исключают евреев, - в благодарность за эти самые заслуги. У антисемитов подлость не считается подлостью, низость - низостью, любое преступление - преступлением, бандитизм - бандитизмом, террор - террором, фашизм  - фашизмом, если всё это направлено против евреев.

                                 

     Наследие, наследство - причина страстей, а не наследники.

     Аналогия проста: ''Дело не в деньгах. Дело в их количестве.'' Дело не в евреях, дело в том, что достойно конкурировать с более одарёнными может далеко не каждый.   Дело не в евреях, дело в их всеобще притягательном культурном достоянии, в их наследственных личных достоинствах, накопленных сознательным отбором и уникальным воспитанием в течение жизни сотен поколений.                                              

 

     Язык - не биологическое явление. Внутренние закономерности развития языка не подпадают ни под законы физики или химии, ни под законы биологии, ни под законы развития общества.

 

     По п.1. ''Индоевропейская языковая семья, как и все прочие [языковые] семьи'' не есть ''явление чисто историческое'' поскольку никаким явлением, кроме бессмысленного словосочетания это не является.  

 

     Бессмысленные термины  изначально и поныне предназначены для академической лжи.

 

     Когда вчерашнему вечному студенту (тому самому..., - в постыдном, холуйском интервью: ''Мы все учились по нему...'' ) задают вопросы во время его радио-консультации по языку иврит, например: ''Почему слова ноги, руки, голова, каша, квас, колбаса, Каспий ... и ещё тысячи и тысячи русских слов (см. там-то и там-то), сотни крупнейших топонимов на глобусе, и множество академических терминов, начиная с тех, что знакомы с младших классов, так похожи на ивритские слова на слух и по смыслу ?'', - ответ всегда один, приблизительно такой : ''Между ивритом и русским нет никакой связи, они относятся к совершенно разным языковым семьям [ макро-семьям и т. д.]; все совпадения случайны, кажущиеся.''.

 

     Даже малограмотному Сталину эти  совпадения не показались случайными.

     В последние свои годы, начиная террор 50-х годов, предпогромную травлю последователей тогда давно уже покойного (1865-1934) акад. (с 1912 г.) Ник  Як. Марра (полугрузина - полуангличанина, его же ставленника), - он почему-то сделал, как Гитлер геноцид евреев до этого, приоритетом внутренней политики государства.

 

     А этот ''настоящий учёный'', ''блистательный семитолог'', ''теоретик'', ''Профессор'' (или лишь только почти исраэльский профэс-сор) и вообще ''замечательный человек'' в радио-ответе на какое-то загадочное письмо ''объяснил'', в чём дело было.  Такую прасталинскую ахинею не позволяла себе даже газета ''Правда'' в славные годы. Оказывается, Марр ... ''чуть не завёл всё ...(!) языкознание в пропасть''.                                                                              

    На меня этот Хороший Человек обиделись за то, что я его ''втягиваю в дискуссию''. На моё письмо, обещанное в эфире, ему, разумеется, отписаться было, так сказать, лень. Поэтому я предусмотрительно переслал ему своё письмо через известного семитолога. Лишь случайно я как-то включил радио за несколько минут до того, как Профэssор уделил внимание какому-то письму, таинственно сокрыв, о чём оно, откуда и от кого, - ''потому, что письмо переслано через третье лицо''. Но торжественно было сообщено: ''письмо, как я пз него понял, не от  коллеги''. Какой догадливый! Как будто он не навёл обо мне справки у ''третьего лица''. Как будто это письмо, вынув из конверта, тайно подсунули ему, срезав обратный  адрес. Как будто он не запомнил (как оказалось, вместе со всеми слушателями) мой вопрос в эфире, от которого тембр голоса у него вдруг стал блеющим ['кто это на его голову с такой позиции и с ''такого'' уровня' ?].

 

     В 1952 г. один из ближайших на тот момент шептунов в окружении Сталина проф. П. Черных такими словами заканчивал учебник ''Историческая грамматика русского языка'':

     ''Возникновение в середине двадцатых годов вульгарно-материалистической теории развития языка акад. Н. Я. Марра, так называемого ''нового учения о языке'', и утверждение аракчеевского режима в языкознании нанесло серьёзный ущерб дальнейшему развитию у нас лингвистических дисциплин  и с т о р и ч е с к о г о  цикла. Сравнительно-историческое изучение русского языка и других славянских к сороковым годам у нас начало свёртываться.

     Выступление  И.  В.  С т а л и н а   в июне -- августе 1952 г. по вопросу о марксизме в языкознании, завершившее свободную лингвистическую дискуссию на страницах ''Правды'' (с 9 мая [!... - И. О.]  по 27 июня 1950 г.), и опубликование гениального труда И. В. Сталина ''Марксизм и вопросы языкознания''  положило конец ''аракчеевскому режиму'' в языкознании и ознаменовало собою начало нового периода в истории науки о языке и в истории общественных наук и вообще в развитии философской мысли.'' [Это с его-то 4-мя классами церковно-приходского грузинско-русского самого провинциального ''образования'']

 

     Через год  Родной и Любимый Вождь и Учитель скоропостижно скончался по неизвестной до сего дня причине именно в тот момент, когда начальник его охраны вдруг оказался на столе у хирурга с приступом воспаления аппендицита.

     Хороший в каком-то смысле, но холуйский учебник проф. Черных из библиотек был изъят и уничтожен.

     Предпогромная атмосфера в стране в какой-то мере разрядилась. Дело ''врачей-вредителей'' закрыли. Войну, развязанную в Корее, погасили. Репрессированных начали реабилитировать.

Настала временная оттепель для инакомыслящих.

 

     Но хазарская тема ивритской предыстории некоторых языков и, следовательно, народов, особенно, славян, прежде всего русов, осталась под запретом.

     Значение успехов советских учёных в вопросах сравнительного языкознания и хазарской предыстории славян было разъяснено не только лично Отцу Народов. Тогда надолго эти направления науки в СССР были закрыты наглухо. Историю хазар, как и славян не изучают; по этим темам нет учебников, сведения распылены и труднодоступны, фактически запретны. Лишь с юдофобской позиции в период перестройки и гласности позволено было акад. Л. Н. Гумилёву завирательски слегка затрагивать и хазарскую тематику, в которой он погряз и утоп, запутавшись в своём мифотворчестве.

     А чем объяснить куриную слепоту и закрытость тем в этих вопросах у израильтян? Школьникам не положено знать даже слово хазары, а среди историков сегодня нет таких, кто рискнул бы признаться хотя бы в своём любопытстве к истории хазар и славян.  Марр когда-то мог иметь особое мнение о традиционно навязываемых постулатах в историческом мировоззрении. Ряд лет, до 1937 г., разумеется, по указанию самого Вождя, издавалось многотомное собрание его работ. Лишь через 16 лет после смерти знаменитого академика в 1934 г. в восторженных разъяснениях самых блистательных из неисчислимых учеников Марра что-то так встревожило Отца Народов в научном наследии его земляка, что искоренение ереси от Марра, начиная с академиков и не кончая даже сельскими учительницами, разносящими эту ересь детям и взрослым, стало приоритетной проблемой во внутренней политике его государства. Искоренение предполагало  репрессии, более жуткие, чем предвоенные тридцатых годов. Масштабы предстоявших чисток для устрашения нищих масс перед войной, уже атомной, ожидались соответствующими масштабам потерь в такой войне. Очередное окружение Вождя было бы заменено следующим. От этих планов содрогнулись самые близкие к нему и сумели найти мгновение, чтобы опередить Родного и Любимого. Кто-то в охране под страхом казни за малейшую неточность в соблюдении всегда недостаточно ясных инструкций, оставшись на считанные часы без непосредственного командира, не посмел вести себя нахальнее, чем обычно, по отношению к чуть более решительному и уверенному в своей неприкосновенности в этот день кому-то из важнейших членов Политбюро.

     К сожалению, никаких трудов акад. Н. Я. Марра в библиотеках еврейской страны не сохранилось. Должно быть, когда-то они были все выкрадены ещё по приказу самого Сталина. 

     В России снова теперь всё с большим вниманием обращаются к трудам великого учёного Ник. Як. Марра. Но в около-академической среде израильских университетов выходцы из Советского Союза всё ещё продолжают ориентироваться на советские книги, подготовленные воинствующими юдофобами, «благонадёжными» бойцами идеологического фронта под началом и приглядом ещё сталинских выкормышей.                                                                                                                        

        


 
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 9     Средняя оценка: 6.6