Иосиф Ольшаницкий



  сервиз luminarcсервиз luminarc

23

 

 

 

23.05.06.

«ДЛЯ ОСОБО ЛЕНИВЫХ»

 

Так называется маленькая заметочка под рубрикой рубрикой HI-TECH в приложении ДЕНЬГИ к израильской газете Новости Недели за 6 октября 2005 г.

 

Вот её текст:

      Шотландская компания Key Point Technologies создала программу AadapTex, которая повышает эффективность печатания на клавиатуре на 60 и даже более процентов. Общий принцип её работы напоминает системы быстрого ввода текста в мобильных телефонах, когда после набора одной-двух букв компьютер «домысливает» слово, которое хочет написать пользователь.

     Но AadarTex – программа более совершенная. Она не просто руководствуется набором шаблонов, чтобы выстраивать свои «догадки», но и учитывает окружающий контекст. AadarTex постоянно подстраивается под пользователя, учитывает его типичный словарь и его темы, запоминает характерные черты его языка. Разработаны различные версии программы – под РС, КПК, сотовые телефоны, системы распознавания речи и системы рукописного ввода.

     Кстати, IBM предложила вводить слова одним росчерком, а другая американская компания уверяет всех в необходимости смены раскладки.''

 

     Вот она почти готовая программа для реализации того, что изложено в моих публикациях, таких как «НОВАЯ МАШИНОПИСЬ», «БУКВУ ЗА БУКВОЙ» и др. по основной теме: «6 БУКВ ВМЕСТО 34-х».  Надо лишь приспособить нечто анологичное прграмме AadarTex к русскому языку. Алфавит, строй и лексика русского языка обеспечивают гораздо более удобные подсказки, чем в английском языке.

 

     Подобная программа обеспечит удобство печатания текста без применения клавиатуры.

 

      Печатать текст будет удобнее и быстрее в алфавите, сжатом до нескольких [вплоть до двух-трёх] знаков такого шифрования.

 

     Компьютер уже по ходу печатания [напёрстками или единственной клавишей-джойсиком] будет расшифровывать знаки такой шифровки в текст обычного вида привычными буквами полного алфавита в любом желаемом шрифте.

 

     Каждый пользователь сможет сам, регулируя режим шифрования под свои личные возможности, задавать компьютеру свои, удобные лично этому человеку пределы сжатия алфавита.

 

     В русском алфавите почти в полтора раза больше букв, чем в латинском. Любые буквы на своих местах в слове являются характерными метками конкретных слов. Они всегда служат подсказками всегда предугадываемых слов даже при обычном, достаточно беглом чтении текста. Мы ведь не разглядываем тщательно каждую букву в каждом слове быстро просматриваемого текста.

     Если в английском языке имеются только гласные и согласные буквы, то в русском языке имеются такие буквенные знаки, которые не являются ни гласными буквами, ни согласными, что служит хорошими метками слов, содержащих эти «странные» буквы.

     9 из 33-х букв русского алфавита можно пометить апострофом, заменяя конкретную букву её шифрованным обозначением при сжатии алфавита по системе «ольшаница». Ещё четыре буквы из этих 33-х букв алфавита обозначаются каждая просто точкой, и в конкретных значениях этих точек невозможно запутаться. Таким образом, 13 букв алфавита становятся подсказками неявно указанных лишь 20 букв алфавита, согласных, которые в текст составляют менее половины всех букв.

     Два апострофа подряд, так же как две точки подряд, так же как подряд два-три знака, обозначающие согласные, так же как и другие примечательные сочетания наших обобщающих знаков сжатого алфавита – всё это служит характерными подсказками соседних букв в слове, обладающем такой, столь заметной особенностью.

     Окончания слов и похожие на них местоимения, приставки и похожие на них предлоги, служебные и другие короткие, часто повторяющиеся слова распознаются в тексте целиком по характерной для них комбинации знаков нашей шифровки.

     При всём богатстве русской лексики корней в русском языке значительно меньше, чем в английском. Легко распознающиеся части слова подсказывают всё часто повторяющиеся слово целиком, особенно с учётом тематики текста.

     Очень просто разгадываются целиком слова, пишущиеся через чёрточку дефис. Многие слова, особенно служебные, легко разгадываются, прежде всего, благодаря запятым и прочим знакам препинания, по которым виден порядок слов, строй предложения, расположение каких именно членов предложения, какими частями речи они являются и в какой грамматической форме.

     Из десяти частей русской речи разгадка большинства слов почти очевидна. Это относится, прежде всего, к числительным, к предлогам, к частицам, к междометиям, к наречиям, к местоимениям, ко многим из типичных прилогательных и причастий, к часто повторяющимся глаголам и даже к тем существительным, которые являются в конкретном тексте основными предметами повествования. Короткие существительные легче разгадываются вследствие часто упоминания таких слов. Длинные же слова обращают на себя повышенное внимание уже лишь своим нетипично большим числом букв и своим, как првило редким упоминанием их в тексте [по закону Зипфа]. Расшифровку всег длинного, уже хотя бы единожды упомянутого в тексте слова выдают целиком и разом его приставка и окончание. Они обычно очевидны как по характерной шифровке, так и просто из текста по грамматическому и смысловому согласованию.

 

     Некоторые шифровки слов вне текста могут допускать разночтения. Однако, при компьюторной экспертизе текста отпадают бессмысленные словосочетания: никогда не встречающиеся в литературе, неподходящие по теме текста или очень сомнительные, которые компьютер располагает по их приоритетам в списки проверяемых вариантов.

     Многообразие всё более тонких приёмов компьютерного расшифровывания текстов в сжатом алфавите – бесконечно.

 

     Куда более интересно и значимо чтение текста в сжатом без дешифрования компьютером. В принципе всевозможные графические сокращения слов приёмами сжатия алфавита могут быть удобны. Для каждого человека, индивидуально, сокращения слов имеют свои разумные пределы. Компьютер сможет каждому пользователю 'зашифровывать' обычный текст такими сокращениями, которые облегчат чтение текста именно данному человеку. Пользователь сам задаст компьютеру степень сжатия алфавита. Кому-то из пожилых людей никакого сжатия применять не захочется. Кто-то задаст компьютеру замену апострофом хотя бы некоторых из пяти букв: Ъ, Ь, Й, Ы, И.  Кто-то найдёт для себя удобным обходится в чтении ещё и без явно указанных букв: Ё, Ю, Я, Е.

Кто-то из более продвинутых обойдётся явно указанных лишь согласных букв, причём только в корнях главных членов предложения. Это позволит ему видеть сначало самую обшую тему в содержании текста, чтобы не вникать в подродности ненужного.

Кто-то достигнет большего в умении особо быстро, но осмысленно просматривать тексты, графически упрощённые шифром сжатого алвавита. Хотя бы некоторые согласные из глухих и звонких такие люди [школьники прежде всего] будут заменять обобщающими знаками сжатого алфавита.

Самые способные избавят себя от изнурительного труда распознавать и расфасовывать по полочкам миллионы знакомых картинок каждой буквы. Читать буквы в словах, не понимая текста, станет невозможно. Текст будет сканироваться глазами не построчно, не так, как работает телевизионная камера, а так как воспринимается зрением и подсознанием все наблюдаемое, особенно актуально важное. Психика человека, как и любого животного, регистрирует наиболее значимые точки в подвижной наблюдаемой картине. Скорость сопоставления пропорций растояния между невообразимо большим числом таких регистрируемых точек несопоставимо огромна в сравнении с возможностями любых из современных технических суперкомпьютеров.

     Производительность компьютеров растёт сказочными темпами. Возможности распознавание зрительных образов компьютерами связаны с перспективами их быстродействия. Возможности скорочтения, осознания и запоминания смысла прочитанного связаны с торможением подсознания процессом распознавания и сортировки знакомых картинок букв.

     В современных шрифтах знаки препинания выполняются еле видимыми, чтобы точка не распознавалась тоже именно как некий мелкий рисунок. Так же и знаки шифровки ольшаницей не должны восприниматься как рисунки – чтобы такое обозначение разгадываемой буквы [разом со всем словом] не требовал изнурительного, миллионы раз повторяющегося процесса, - распознавания зрительного образа. При таких условиях текст сможет восприниматься, как математические выкладки. Это значит, что чтение знаков текста будет не в последовательности их написания, а по провилам раскрытия смысла математических формул. В алгебре есть правила последовательности математических действий – что-то раньше, а что-то позже. Точно так же, как и математическое выражение, осознаётся грамматическое выражение. Патентная формула (то есть суть нового технического предложения) представляет собой грамматическое предложение довольно большой длины – в полстраницы – со многими знаками препинания. Чтобы понять такое длинное выражение надо не единожды медленно его прочесть. На грамматическую связь слов, далеко отстающих друг отдруга, обращаешь внимание по знакам препинания и по соответствию предлогов окончаниям, по соответствию грамматических взаимосвязанных слов их грамматическим формам и порядку слов в предложении. Что бы постепенно понять смысл такой длинной вразы, рассматривешь грамматические связи слов, далеко отстоящих друг от друга. При этом временно опускаешь слова, находящиеся между искомыми и обращаешь внимание на знаки препинания раньше, чем на конкретное значение слов между ними.

Длинные словесные фразы вообще трудно воспринимаются, поскольку пока не услышишь или не прочтёшь всю такую фразу до конца, она остаётся непонятной. В письме точками (сжатым алфавитом) взгляд стреляет по тексту так же, как по математическим выкладкам, выбирая вниманием знаки в их логической последовательности, а не в последовательности их написания. Киевские подружки-школьницы, вдруг научившиеся читать быстре, чем листать прочитанные страницы, запоминают не фотографической зрительной памятью, а памятью смысловой. Текст на незнакомом им языке, они, конечно же, не могут прочесть и запомнить ни за какое время.

 

     Я, пожалуй, удалился от начатой темы в начале этих сток. Главное, что мне хотелось отметить, это то, что техническая реализация концепции сжатого алфавита не является проблемой. Существующие программы уже обладают поразительными возможностями. Сегодня я ещё кого-то только пытаюсь убедить в целесообразности сжимать алфавит. Очень скоро необходимость сжимать алфавит станет настолько само собой разумеющимся приемом для скоропечатания и скорочтения, что, может быть, уже и в этом году любому обывателю будет лень смеяться, если я буду всё ещё называть себя автором идеи сжатия алфавита.

 

     Сегодня один мой приятель сказал мне, что видел по-тедевидению американскую печатную машинку, имеющую всего четыре клавиши, довольно крупные. За четыре года моих публикаций в интернете по теме сжатия алфавита на них обратили внимание не только в России. Четыре года – достаточный срок, чтобы в наше бурное время предприимчивые американцы успели реализовать мою идею применительно к английскому языку.   Я это предрекал еще в 2002-м году, четыре года назад, уже в первых же рассылках нашего интернетовского журнала «У КАМИНА».

 

     Такое мне уже знакомо. Пожалуй, никто не верит, что я являюсь автором идеи, уже совершившей во всём мире молниеносный переворот в технологии машиностроения и принёсшей миллиарды долларов, прежде всего, первому, кто ею воспользовался, разумеется, как бы ничего обо мне не зная.


 
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 1     Средняя оценка: 1