Иосиф Ольшаницкий



 
www.erotrah.com

09

09.12.07.

ЧТО ДАЛЕЕ?

     Пока с момента очередного неожиданного обращения ко мне я держу карман шире под будущие гонорары за будущие публикации, мне случилось ещё чуть-чуть продвинуться в теории зубчатых зацеплений, в которой я разбираюсь не более чем во всём остальном, где в позе знатока высказываю и своё мнение.

     Снова углубившись в тему, вроде бы отложенную надолго, я всё лучше нащупываю настолько ошеломляющие меня находки, что теперь уже опасаюсь каждого своего слова в новых распирающих меня заявлениях, и каждого штриха в своих новых эскизах, которыми так хочется похвастаться.

     Теперь уже меня больше интересуют не редукторы Новикова, не эвольвента, не циклоида, даже уже и не синусоида. Далее! Ещё далее! Что следующее?

     Эволюцию новых идей зубчатого зацепления бегло рассматривает проф. Колчин. Он доходит до синусоиды, но ещё не называет этого слова. Затем он углубляется в главную проблему совершенствования новых типов зубчатых передач, - в проблему потерь на трение. Эта тема и мне любопытна. Однако, поскольку я не теоретик, то забавляюсь, как умею.

     В публикации «Быть экспертами самим себе» я только лишь начал что-то фантазировать о стиле мышления людей самого ближайшего будущего, хотя бы начиная со дня сегодняшнего. А почему бы не применить это к самому же себе? И что? Первые же результаты меня не просто ошеломили, - они стали вдруг непрерывно и всё сильнее сотрясать меня же самого, причём во всё ускоряющемся темпе. Кто-либо другой, пожалуй, начал бы задыхаться от таких впечатлений. Я – уже нет. Но в таком возбуждённом состоянии и я ещё никогда не был. И удивляюсь больше, чем обычно. Почему столь простых, но ошеломляющих решений никто до меня ещё не видел?  За много лет поисков я набрёл на всё это случайно. Но почему и я в упор ничего этого не видел в течение стольких лет занятия этой темой? Почему столь волшебные ценности так смехотворно просты? Почему это лежит на поверхности и вроде бы не требует почти никаких глубоко профессиональных знаний от тех, кто ищет? Почему этих новых, судьбоносных для всего машиностроения технических решений, которые, казалось бы, должны были быть очевидными всем и каждому, но почему-то не найдены ранее, имеется так много? И разве не  удивителен отклик специалистов Ракетно-космического агентства на мою публикацию «Что бы это такое могло быть?»?

     Мой чудной рассказ отнесён всего лишь к разряду РЕДУКТОРНОЙ ФАНТАСТИКИ. Меня же удивляют «достижения науки» в этой области. Они мне смешны. Я имею в виду также, например, и достижения американцев, которые наладили производство синусно-волнового редуктора, вроде бы более привлекательного, чем редуктор Сибирской Машиностроительной Компании. С проблемой потерь на трение они, однако, не справились, и поэтому вынуждены были снять с производства эту продукцию, внешне столь привлекательную. Мне непонятно, за счёт чего эту проблему решили сибирские учёные. Мне непонятно, как удалось запатентовать то, что так рекламирует СибМашКом. На мой взгляд, правомерность выдачи этих патентов можно оспорить. За рубежом запатентовать нечто аналогичное может кто угодно, но не представители России и стран, ранее входивших в СССР. Во ВНИИГПЭ обязаны были знать о заявках А.П. Зайцева, порочащих заявки сибиряков на признание изобретением того, что теперь ими патентуется и за границей. В частности, существует заявка давно покойного А.П. Зайцева на ДИФФЕРЕНЦИАЛ. Она подана ещё до моего знакомства с его создателем. Одной только этой заявки, когда-то отклонённой во ВНИИГПЭ, достаточно для судебных тяжб об отмене действия упомянутых патентов на имя российских заявителей. Разумеется, я сам этим заниматься не буду. Но за моей спиной могут вырасти такие интересанты, хотя бы из тех, кто находили меня ранее, мощь которых и мне трудно себе вообразить.

    Успехов СибМашКому я желаю больше, чем самому себе. Хотя бы из чистого эгоизма. Технологическая мощь российского Ракетно-космического агентства (аналога американского NASA) ледоколом проламывает путь новому машиностроению, в частности, для реализации и моих инженерных находок. Со мной всегда шутили, как и ... А всё же (вспоминается «12 стульев» Ильфа и Петрова), - «На этот раз шутить буду я». Пусть те, кому нужны мои технические секреты, патентуют мои изобретения, но с указанием действительного автора, и пусть обращаются к автору напрямую, а не только через редакцию журнала, даже такого престижного как «РиП».

 

*     *     *

 


 
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 0     Средняя оценка: