Иосиф Ольшаницкий



  Порно еще здесь.|Hardcore Double Penetration porn HD sex video - PornDig в Москве|Смотрите на сайте порно мамки.Порно еще здесь. | Hardcore Double Penetration porn HD sex video - PornDig в Москве | Смотрите на сайте порно мамки.

25

25.08.08.

БЕЗ КОМПЬЮТЕРА

 

Постараемся использовать как можно меньше букв алфавита, имея целью, что в таком виде текст можно будет научиться читать и без помощи дешифрования компьютером.

 

Из ЗЗ-х букв алфавита одну из них – букву Ё – разрешается не использовать. Мы привыкли отгадывать одно из двух звучаний буквы Е и не испытываем неудобства, обходясь без литеры Ё.

 

Как разрешалось в первой половине 20-го века, мы обойдёмся без буквы Ъ, заменив его или апострофом, или, по новой моде, мягким знаком, – Ь.

 

Всегда было известно, что вместо любой из трёх букв алфавита – Ъ, Ь, Й – можно поставить один и тот же знак, к примеру, апостроф.

 

Ещё академик Григорий Тредиаковский, неустрашимый оппонент Ломоносова М.В., не терпевшего возражений, настаивал на том, что буква Щ – излишняя в алфавите. Сам он вместо Щ всегда писал ШЧ и, должно быть, был прав.

 

Можно было бы обходиться и без букв: Ю, Ё, Я, Е, ставя вместо них апостроф и за ним соответствующую гласную из группы УОАЭ.

 

Вот уже восемь букв:  Ъ,Ь,Й,  Ю,Ё,Я,Е, Щ, как оказывается, в русском алфавите – излишние. Мы этого не замечаем, привыкнув к нелепостям русской орфографии.

 

Теперь обратим внимание на то, что буквы Ы и И, по сути, являются парами букв: Ь+I и I+I.

Не надо много думать, чтобы догадаться о том, что любую из них можно заменить всё тем же апострофом. Тогда и пять значений апострофа: Ъ,Ь,Й,Ы,И не помешают правильно читать те слова, где они упоминаются, в том числе, при замене букв: Ю,Ё,Я,Ё апострофом с последующей гласной из группы: У,О,А,Э.

Это уже мною найденный Золотой Ключик в Новую эру письменности!

 

Таким образом, в алфавите остаётся только 23 необходимых буквы, из которых гласных букв всего 4.

 

Примем во внимание, что в русских словах буква Э стоит только в производных от слова ЭТ(А) и в нескольких междометиях, употребляемых исключительно редко. Поэтому «рискнём» букву Э и букву О, хотя бы иногда заменять точкой. Если за этой точкой, стоящей всегда в начале русского слова, кроме слова ПОЭТОМУ, хотя бы не стоит буква Т , эта точка означает букву О.

Итак, мы уже обходимся без 12-ти букв алфавита, но всё ещё не испытываем никаких затруднений при чтении текста без всякого компьютера.

 

Теперь представим, что любую гласную из группы УОАЭ мы обозначаем той же точкой. Запутаемся? Нет! Почему?

Буква Э сразу проясняется или, в качестве варианта, отпадает.

Буква О звучит в неударном слове почти неотличимо от У и А.

С буквы У мы и «начинаем» наши «предположения». Они тут же «закончатся», - мгновенно, - раньше, чем прояснятся ударения в словах текста.

Добавим для пояснения этого, что в приставках и в предлогах буква У возможна лишь в случаях: МЕЖДУ и просто У.

Буква А в приставке или в предлоге возможна лишь в случаях: НАД и НА, которые шифруются так же, как ПОД и ПО.

Из гласных группы Ю,Ё,Я,Е в приставке или предлоге возможна лишь буква Е, за исключением предлога ДЛЯ.

 

То же самое или аналогичное относится к прочим неизменяемым и коротким словам разных частей речи: союзам, частицам, междометиям.

 

С гласными в окончаниях ещё проще. Вариантов там очень мало и они сами напрашиваются из текста. Вторая половина слова вообще проще угадывается, чем первая его половина.

 

Вот у нас уже 14 букв оказались не обязательными для понятного написания и чтения по-русски. Остаются 19 букв, – только согласные. В тексте согласные буквы составляют не больше его половины.

Пока нет трудностей в чтении текста, где имеется лишь половина букв, в сравнении с текстом в обычной орфографии.

 

Теперь постараемся заменять кое-где и согласные буквы каким-нибудь простейшим знаком, из имеющихся на клавиатуре. Пусть это будет, например, двоеточие.

 

Точки и двоеточия, используемые в качестве знаков препинания, будут подчёркиваться.

 

Обратим внимание на глагольные окончания. Заметим, что там встречаются лишь 4 согласные: Л,М,Т,Ш – не более одной в любом окончании слова. В прошедшем времени, наиболее употребительном в тексте, всегда из этих согласных будет только буква Л. Любая согласная в глагольном окончании - из трёх остальных вариантов - диктуются грамматической формой глагола. Остальные буквы, заменённые нашими знаками, в окончании глагола всегда очевидны. Таким образом, в окончании глагола нет необходимости проставлять явными буквами ни согласную, ни остальные буквы.

 

В падежных окончаниях условия для разгадывания согласных – такие же. Возможна лишь одна согласная из четырёх возможных: В,Г,М,Х. Грамматическая форма слова диктует единственный вариант из этих всего четырёх.

 

В местоимениях то же самое, что в словах более длинных, там нет необходимости проставлять буквы в явном виде.

 

То же самое относится к коротким, неизменяемым словам других частей речи: союзам, частицам, междометиям, наречиям.

 

Без разночтений читаются шифровки любых числительных во всех их грамматических формах. Сложность здесь лишь в запоминании длинных шифровок и в том, чтобы мгновенно опознать, что слово является числительным. Эти случаи, казалось бы, – для компьютера. Но числительные печатать можно и цифрами. А короткие и часто повторяющиеся  числительные можно читать без явных букв в них.

 

Если мы не пользуемся компьютером, то любое слово в первом его упоминании будем писать только явными буквами. Далее, что бы легче запоминались шифровки слов и, особенно, частей слов, которые вообще-то и в каждой строке повторяются не единожды, будем лишь по одной букве с конца слова заменять нашими знаками – сначала из группы ЪЬЙЫИ, потом из ЮЁЯЕ, затем из УОАЭ и далее согласные. Но и в последовательности замены в тексте согласных создадим себе удобства для запоминания. По одной согласной постараемся заменять их в обратной последовательности алфавита: Щ, Ш, Ч, Ц, Х, Ф и т.д. Они обычно находятся во второй половине слов, которая угадывается легче, чем начало слова. Каждой части слова не свойственны, не типичны или, наоборот, характерны какие-то буквы и определённые буквосочетания.

Постараемся шифровать корни слов лишь в самую последнюю очередь и в изложенных выше последовательностях.

 

Мы очень быстро запомним много часто встречающихся шифровок хотя бы коротких слов, частей слов (окончаний, приставок, суффиксов) даже вместе с типичными для них грамматическими связями в этих шифровках.

 

Не надо мучиться, чтобы без рассуждений опознавать разом многое. Не хочу и перечислять примеры. Имею сейчас в виду уже и согласные буквы, остальные почти всегда очевидны.

 

Явных букв будет торчать всё меньше, - ориентирами в строках. Из азарта захочется, чтобы они торчали ещё реже. Корни слов повторяются часто, например, и в производных от них словах. Длинные слова, по закону Зипфа, встречаются в тексте редко. Уже хоть раз упоминавшееся длинное слово легче опознать, не читая, чем слово, более короткое, тоже уже встречавшееся.

 

Мы легко запоминаем сложные зрительные образы, например, лица людей,  узнаём своих знакомых в спину, даже в зимней или в мешковатой одежде, например, по походке.

 

Распознавать европейские буквы в готическом шрифте поначалу труднее, чем буквы современных шрифтов. Излишне сложные комбинации штрихов в картинках готических букв изнуряют психику. Осмысленные, короткие комбинации расположения точек в два ряда (лишь по одной точке, реже по две или по три на букву) запоминаться подсознанием будут легче, чем, например, комбинации штрихов в китайских иероглифах. Китайцы помнят по несколько тысяч таких картинок. Предполагаю, что они их запоминают не труднее, чем мы запоминаем лица и силуэты людей. Для чтения большей части слов в тексте, шифрованном ольшаницей, не понадобится помнить столько комбинаций расположения точек, сколько имеется китайских иероглифов. Так ли много даже в русском языке всяких окончаний или приставок? Они, в основном, такие же, как соответствующие местоимения и предлоги. Большинство неизменяемых слов русского языка представляют собой слипшиеся в одно, самые короткие русские слова, каждое из одной-двух букв. Много ли в словаре слов и частей слова, длиною в одну, две или в три буквы. А в тексте они очевидны и во вполне определённых сочетаниях друг с другом составляют подавляющую часть числа букв. Остальные буквосочетания в словах – лишь ничтожную часть всех букв текста.

 

В орфографическом словаре русского языка  сто тысяч слов. Из них слова с русскими корнями составляют лишь очень небольшую часть этого числа. Подавляющая часть этой сотни тысяч – слова, известные лишь специалистам в узких областях знаний. Такие слова в тексте, предназначенном для широкого круга читателей, употребляются лишь изредка. Но там, где эти слова понятны узким специалистам соответствующей области знаний, там такая, какая-нибудь лишь сотня узких терминов, часто повторяется, и слова эти, обычно длинные, в основном не читаются по буквам, а угадываются по знакомым комбинациям каких-то примет конкретного слова.

 

В русском языке, очень богатом словами производными, в среднем более длинными, чем однокоренные слова других европейских языков, исходных корней удивительно мало.

Да и эти, очень короткие корни в значительной части своего количества являются этимологическими производными от еще меньшей части всех этих немногих корней. Таковы, к примеру, корни в словах: сиди, сядь, сади, сажай, суди, судья, сударь, осуждать,  седло, сёдла, село, сёла, сад, суд, сесть, сиживать, седьмой, семь, суббота, сев, сеять.

Корни ядра основного словарного состава, имеют по большей части своего небольшого числа лишь по две согласные, реже по три согласные.

Даже сочетания по две согласные из всех согласных алфавита – это всего лишь число 400, т.е. 20 х 20. Но некоторых согласных букв не бывают в таких корнях. Например, буквы Ф. До времён Пушкина её вообще не было в русской речи. 19 х 19 это уже лишь З61.  Учтём еще, что некоторые согласные, особенно стоящие в конце алфавита, редко стоят в начале русских корней.  Если так, то какое числа корней не более чем с двумя согласными можно предположить в основном составе русского языка. Компьютер мог бы дать мгновенный ответ.

Я же беря за ориентир выше названные числа, полагаю, что таких корней всего не более двух сотен.  Сколько из них могут относиться к каждой из десяти частей русской речи? По несколько десятков, максимум. В тексте какой-то темы используются каких-нибудь пара десятков таких исходных корней, - не более. Получается что-то слишком мало? Нет. Мы же сейчас имели в виду корни, сгруппированные по одинаковым сочетаниям только пары согласных, не принимая во внимание производные от каждого такого сочетания двух согласных, не принимая во внимание прочие  буквы в корне. Эти прочие буквы в шифровках почти очевидны. Они подсказывают весь корень и всё слово, и слова взаимосвязанные с ним. Получается, что фактически всех вариантов подстановки согласных для поиска существующего и лишь подходящего по теме корня, в принципе, не так уж много. Набирая опыт, развивая таким образом интуицию к ситуации, мы всё легче сможем отгадывать слова из их взаимосвязей. Так набирается опыт беглого чтения неогласованного текста на языке иврит.

 

Доказать приёмы правильного прочтения каждого слова в русском тексте, записанном знаками «ольшаницы», я полагаю, окажется много проще, чем внятно доказать то, как угадывается правильное прочтение каждого слова в тексте на языке иврит. Строго говоря, беглое чтение на иврите, да и чтение на русском языке быстрее живой речи, - это так же необъяснимо словами, как и то, каким образом распознаются и лица людей, и морда каждого животного в большом стаде, и знакомая кошка в своре чужих, да и вообще, то, как именно отличить кошку от собаки.

 

 Полагаю, что, даже и не прибегая к помощи компьютера, мы, в принципе, сможем удивительно многое и, главное, быстро читать в шифре «ольшаница», в тексте, в котором, начиная хотя бы даже лишь со второй его страницы, будет оставаться очень немного букв, показанных конкретно, в обычном шрифте.

 

____


 

    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 2     Средняя оценка: 10