Иосиф Ольшаницкий



  Русское порно Двойное проникновение:смотреть русское порно толпой, смотреть онлайн бесплатное порноРусское порно Двойное проникновение:смотреть русское порно толпой, смотреть онлайн бесплатное порно
Девушки раздеваются при людях здесь .

07

                                                                                                07.03.07.

                                      КОЕ-ЧТО О КАЗАЧЕСТВЕ

 

         Хрипит и яростно дрожит

      казацкий конь при слове жид.  

 

      Гарики Игоря Губермана

 

Перебирая вырезки из газет, я только что наткнулся на ксерокопию газетной статьи, которую перепечатываю немедленно, даже не прочитав её вновь.

 

Приложение «Еврейский камертон» к израильской газете «Новости недели» от 27 февраля 2003 г. НЕЗАБЫВАЕМОЕ.

Перепечатка из журнала «Корни», Саратов.

 

«Ефим ПОДОКСИК

                                     ГДЕ НАШИ КОРНИ?

     О евреях, которые пришли на Русскую равнину из стран Западной Европы, об их заслугах в сохранении иудаизма, о создании ими условий для развития сионизма написано и сказано много. А вот о евреях, караимах, субботниках, герах, которые пришли на земли Волги, Дона, Северского Донца, Мещерского края с юга, написано очень мало, сказано и того меньше. Совсем немного можно по этому вопросу что-то найти у С.М.Соловьёва, В.О.Ключевского, у Костомарова. Феликс Кандель сделал заключение, что «небольшое количество хазар, перешедших в иудаизм, стали, возможно, частью крымского, северокавказского и южнорусского еврейства и были затем поглощены им. (Ф.Кандель. «Книга времён и событий»). Можно только сожалеть, что историк ограничился этим заключением. Я уже долгое время ищу следы евреев, караимов, которые поступали к киевским и московским великим князьям.

     Хорошо известно, что матерью Владимира – Красное Солнышко была хазарская царевна Малка (Малуша), а воспитателем был его дядя, брат Малки, Довбр. Он был хазарским витязем (богатырём), поступил на службу к Святославу, чтобы быть рядом с племянником и сестрой. С него, видимо, нужно начать счёт службе иудео-хазар русским князьям, а Довбр (Добрыня) играл большую роль в крещении Руси, и его нужно считать первым «выкрестом». Притом Довбр был не один, с ним была иудео-хазарская дружина. А куда пропал полон (пленные), которых привёл Святослав на берега Северского Донца? Где найти ответы на эти вопросы? Думаю, они в семейных легендах, часто в фамилиях.

     Вот как я столкнулся с историей иудео-хазар. В 1946 году я впервые после войны получил краткосрочный отпуск и посетил родителей, живших тогда в Борисове БССР. Отец, главный бухгалтер стеклозавода им. Дзержинского, интересовался моей службой в Советской Армии после войны, спрашивал о моих планах на будущее. Особенно его интересовал вопрос отношения казаков к их сослуживцу-еврею. А я с начала призыва в январе 1943 года и всю войну служил в казачьих кавалеристских частях, притом – рядовым, сержантом, старшиной. Я ответил, что никогда ни от кого не слышал упрёков по поводу принадлежности к евреям, а вот насчёт фамилии вопросов много, особенно меня спрашивали мещерские казаки, почему я Подоксик, а не Подокса. У них все, кто с реки Подокса, зовутся подоксами. На это мне отец ответил, что он слышал от своего деда, (отец был 1899 года рождения), что наш род происходит от казаков с Мещеры, которые служили московским князьям ещё до Куликовской битвы, охраняя южные рубежи Московского княжества, но не были христианами, сохраняя иудейскую веру.  Позже, в 1619 году, после смутного времени, за участие в смуте на стороне Лжедмитриев I и II всех мещерских казаков, не принявших христианство, патриарх Фёдор (Филарет) Романов приказал выслать из московских земель.

     Помню, я поинтересовался: а где, в каких частях царской армии служили мои предки? Отец ответил, что дед и прадед после окончания школы кантонистов служили в Хоперском полку Всевеликого Войска Донского. Ибо были приписаны к нему с детских лет, так что ничего нет удивительного, что я стал конником. Отец мне наказал, чтобы я, где бы ни встретил в казачьих станицах старых казаков, расспрашивал у них о Хопеском полке и о евреях-казаках. Потом он напомнил мне, что его отец, мой дед Самуил Захарьевич Подоксик, был представителем фирмы Зингер на территории Войска Донского, жил в Новочеркасске, Каменской, Калитвенской станицах, у него было много знакомых клиентов, сослуживцев. Просил поискать, так как это интересно.

     Потом он добавил, что о казаках не принято много говорить, так как они были главной силой контрреволюции, а тем более происхождение казаков связывать с иудаизмом (был 1946 год).

     С тех пор и до сегодняшнего дня я ищу в русской истории следы евреев, которые пришли с юга, через Дон, Донец, Волгу в русскую лесостепь. Я разговаривал со многими евреями в Ростовской области, Ставрополье, Дегестане, Грузии, Абхазии, Армении, Норильске, Пскове, Старой Руссе, Демьяновске, и понял, что мой отец боялся сказать мне всё, что знал об иудейско-хазарских казаках: ведь шёл 1946 год. Но в основном он был прав.

     Я прочитал много литературы об истории казаков, иудео-хазар и пользовался любым случаем что-то узнать. История иудео-хазар часто отражает взгляды её писателей, а не действительность. Факт в том, что после событий на Куликовом поле (историки Ю.Афанасьев, Л.Гумилёв, А.Бушков их не называют битвой) иудео-хазары, бывшие в составе войска Мамая, получили разрешение поселиться в Мещерском краю с условием, что они будут охранять рубежи Москвы с юга от набегов степняков. Это они положили начало мещерским казакам. Через 100 лет в 1493 году они приходили в Азов воевать с турками. Всё это подтверждает В.Чивилихин в своём романе-эссе «Память». Так же исторически известно, что первым донским атаманом, выходцем из мещерских иудео-хазар, был Шары Азман (потомки половцев – кумыки – называют его Сары Азманом). Так случилось, что мои соображения о том, что мещерские казаки – это потомки иудео-хозар, были подтверждены знаменитым писателем М.А.Шолоховым. Дело было так: Шолохов баллотировался в Верховный Совет по Каменскому избирательному округу (Ростовская область) и приехал к нам в 37-й гвардейский кавалерийский полк, который с фронта пришёл в составе 50 ккд (казачьей кавалерийской дивизии) в г. Каменск-Шахтинский. Я был в этом полку старшиной полковой школы. Ознакомившись с состоянием полка, беседуя с офицерами, Шолохов неожиданно спросил у командира полка полковника Шевченко: «Полк казачий, а есть ли в нём настоящие потомственные казаки?» На этот вопрос полковник ответил, что в полку есть не только настоящие казаки, но есть и казаки-иудеи, казаки-субботники (об этом разговоре я узнал потом). Шолохов попросил показать ему казака-иудея. Вызвали меня. По прибытию я доложился командиру полка, а он, приняв рапорт, спросил меня, знаю ли я, кто с ним стоит рядом. Я ответил, что это М.А.Шолохов – автор «Тихого Дона», «Поднятой целины» и тоже полковник. Шолохов переспросил у меня фамилию. Я сказал: «Подоксик». Он спросил: «Из мещерских, что ли?». Я ответил, что есть такое семейное предание, что мы с Мещеры, с Подоксы. Шолохов повернулся к стоящим офицерам и сказал, что старшина – настоящий дореестровый казак. Потом он ещё сказал: «Это легко проверить. Я у вас офицеров спросил, кто был первым Донским атаманом. Вы не ответили, а старшина скажет». И, повернувшись ко мне, спросил: «Так кто же был первым Донским атаманом?» Я ответил: «Шары Азман». Шолохов сказал офицерам: «Памяти нужно учиться у иудеев. Они всё помнят, никогда ничего не забывают». Старший лейтенант Подабашев спросил у Шолохова: «А куда подевались мещерские казаки, в школе по истории СССР о них ничего не говорили». На это Шолохов ответил: «Как известно, донские и мещерские казаки в годы русской смуты (он сказал, где-то около 1607-1613 годов) поддерживали самозванцев, причём донские казаки с атаманом Карелой с Лжедмитрием   II до конца, а мещерские казаки с 1611 года перешли на сторону Москвы. При голосовании за выдвижение Михаила Романова царём голос мещерского атамана Фёдора Меши решил в пользу Михаила Романова. После избрания Романова царём мещерские казаки думали, что их поддержка самозванцев будет забыта, и они будут пользоваться всеми привелегиями для казачества, но прибывший из польского плена патриарх Филарет приказал всех мещерских казаков, не принявших православия, выслать за пределы московских земель. Так практически развалилось это войско». Шолохов добавил, что его мать происходит из потомков мещерских казаков. «Наверное, старшина знает их дальнейшую судьбу» - закончил он.

     После этого разговора с Шолоховым я получил повышение по службе, был переведён в г. Новочеркасск на должность старшины отдельного эскадрона связи 5-йДонской казачьей дивизии. Эскадрон находился рядом с музеем Донского казачества. Я познакомился с директором музея, знакомился без ограничения с его экспонатами. Потом я узнал, что в 1813 году была сделана попытка написать историю донского казачества, и согласно этой истории казачество шло от иудео-хазар. Такой поворот в историческом описании был резко оборван, а автор сослан на Кавказ в действующие войска. Здесь в музее состоялась моя вторая встреча с Шолоховым.

     Как-то в конце 1951 года в эскадрон пришёл сотрудник музея и сказал, что завтра в музее будет Шолохов, поэтому просил отпустить часам к двенадцати 25-30 человек рядовых, сержантов (неудобно, если в музее не окажется посетителей) на просмотр экспозиций музея и встречу с Шолоховым. Назавтра я с комсомольским активом и другими желающими без ограничений – рядовыми, сержантами – был в музее. Около часу дня Шолохов в сопровождении командира дивизии генерала Чаленко, начальника политотдела полковника Шавхокова и руководства г. Новочеркасска прибыл в музей. Я стоял около стенда древнейшего поселения на Дону – Когальницкого городка. Шолохов разговаривал с казаками, спрашивал о службе, откуда родом и, приблизившись к моему стенду, когда я представился, сказал генералу Чаленко, что я его старый знакомый и что я настоящий казак. Потом Шолохов спросил у меня, с чем я знакомлюсь, как часто бываю в музее. Я ответил, что ищу ответа на вопрос, почему в названии старейшего поселения на Дону (Когальницкий городок) корень слова (кагал) еврейский. Шолохов ответил, что это мы узнаем только тогда, когда православные и иудеи найдут общий язык в вопросе об истории казаков и всей южной Руси, а пока есть только вопросы, а ответов нет, ищи ответы. Вот я и ищу.

     Вторую ветвь потомков мещерских казаков, иудео-хазар я случайно нашёл в Костромском краю. Оказалось, что часть казаков, которая не ушла на службу к польскому королю Владиславу (или вместе с ним), патриарх Филарет приказал поселить в районе городка Нерехта. Это была Блазновская волость. Теперь это Татарский сельсовет Нерахтинского района. Все они обрусели, забыли своё происхождение. Только камни на кладбище у бывшей деревни Фролы со знаком Давида (магендавидом) напоминают об этом народе. Да и распространённая фамилия в Татарском – Базановы (баз – помните у Шолохова – двор) – напоминают о предках.

     Так случилось, что я через свою дочь породнился с ними. Старики в начале 60-х годов рассказывали мне, что у их предков были сложности с продолжением рода, не было невест, и они вынужденно смешивались с местным населением, крестились, а некоторые вели жизнь марранов. По статистике в середине XIX века в Блазановской волости проживали 10 семей иудео-хазар.

     А белорусские иудео-хазары с реки Березины, чтобы не пропасть, попросили разрешения у Виленского гаона жениться на караимках, однако разрешения не получили, зато им разрешили жениться, выходить замуж за поляков, белорусов с обязательным переходом брачующихся в иудаизм. Вот почему черноволосые Подоксики – сероглазые. А мои внуки и правнуки теперь – это потомки двух колен мещерских иудо-хазар – белорусских и костромских.

 

                                                                                                 «Корни», Саратов»                     


 

 


 
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 8     Средняя оценка: 5.4