Иосиф Ольшаницкий



 

07

07.10.08.

СНОВА ЗДОРОВА

 

Из всех 33-х букв алфавита 4 буквы: Ю, Ё, Я, Е – излишние.

 

  • Любую только из 4-х букв: У, О, А, Э обозначаем двоеточием.
  • Любую из всех остальных 25 букв обозначаем единственной точкой, а именно:

 

любую из всех 20 согласных нижней точкой,

любую из 5 остальных букв: Ъ, Ь, Й, Ы, Иверхней точкой (или апострофом).

 

Точки, двоеточие и апострофы, используемые в качестве знака препинания, компьютер будет подчёркивать.

 

Таким образом, текст оказывается оцифрованным двоичными числами по два бита:

ОО – просвет, О1 – согласные, 10 – буквы из группы ЪЬЙЫИ, 11 – простые гласные из группы УОАЭ. Излишние буквы алфавита (группа ЮЁЯЕ) заменены естественными парами соответствующих других букв.

 

На этот раз хочется подумать о возможности, даже об удобстве чтения - и без применения компьютера (!) -  такого письма, однако зашифрованного так не полностью.

 

Предполагая предварительно одну только лишь из трёх букв: И, О или Е, подразумеваемую на местах обозначения для букв соответствующей группы, мы не позднее прояснения неуказанных ударений угадаем конкретную букву из всей группы букв под соответствующим обозначением. Все остальные буквы в тексте – согласные.

 

Не хочу сейчас повторяться, почему так легко и быстро «угадываются» слова, где конкретно показаны лишь согласные буквы в их привычном шрифте.

Те, кому пока всё ещё не очевидны все 13 букв алфавита, обозначенные «ольшаницей» при явном указании всех букв согласных, пусть указывают конкретно только часть из этих 13-и букв, заменяя поначалу хотя бы лишь Ъ апострофом, как это принято было до 40-х годов.

 

С более продвинутыми учениками идём дальше.

Пусть каждый упражняется в том, чтобы читать тексты, в которых оставлено как можно меньше согласных. Для этого мы подготавливаем тексты с помощью компьютера, но читать учимся без компьютера.

Заменяем согласные точкой, постепенно убирая из текста по одной букве алфавита в обратной последовательности: Щ, Ш, Ч, Ц, Х, Ф и т.д. Поначалу сложностей не будет, а когда они возрастут, у нас уже накопится кое-какое умение, - по мере способностей каждого энтузиаста этой концепции. Сократить себе более чем на половину число явно указываемых букв алфавита можно очень быстро, всё ещё не испытывая затруднений в чтении.

Согласных букв в алфавите имеется 60%, но в тексте их менее 50%. Без указания явно некоторых букв согласных, стоящих в конце алфавита и, как обычно, в конце слов, читать текст будет легко и при 40% букв алфавита в тексте, указываемых конкретно.

 

Значительную часть текста составляют самые короткие слова, повторяющиеся очень часто. Это, в основном, служебные слова, относящиеся к различным частям речи, которых всего 10.

Это, прежде всего:

 частицы, предлоги, междометия, союзы, наречия, местоимения.

Значительная часть этих слов имеет шифровку, под которую не подпадают другие слова.

Некоторые из слов имеют шифровку, под которую подпадают и другие слова из орфографического словаря, но варианты неподходящие отметаются по всяким признакам в конкретном тексте. Подсознание многое запоминает и производит мгновенный отсев нелепых вариантов. Именно поэтому мы умеем читать обычный текст быстрее живой речи, не вглядываясь в каждую букву, а предугадывая слова и обороты слов.

 

В качестве впечатляющей иллюстрации отмечу, что любые имена числительные в любой грамматической форме имеют свои неповторимые шифровки в «ольшанице».

 

Предположим, вот мы уже научились с лёгкостью читать такой текст, в котором пока осталось уже лишь только 30% букв, показанных конкретно, привычным шрифтом. При этом согласные в приставках, в окончаниях и в суффиксах пока ещё показаны конкретно, обычным шрифтом.

 

Далее.  Почти все приставки, как и предлоги, имеют свои неповторимые шифровки. Те лишь немногие приставки и предлоги, что допускают вне текста разночтение (НА и ПО, НАД и ПОД) мгновенно проясняются из ситуации. Аналогично обстоит дело и с большинством наречий.

 

То же самое относится к окончаниям, как и к похожим на них местоимениям.

 

И падежные, и глагольные окончания имеют не более одной согласной, причём только из 4-х возможных: В, Г, М, Х и, соответственно: Л, М, Т, Ш. Лишние варианты отпадают по грамматической ситуации.

 

 В окончаниях, в приставках и в суффиксах не нужно показывать буквы конкретно. Тогда сколько процентов букв текста – только лишь в некоторых, причём обычно в часто повторяющихся корнях – еще пока требуется показать конкретно для того, чтобы и можно было, и легче было даже без помощи компьютера читать текст в знаках сжатого алфавита?

20%? 10%? Нет, значительно меньше!

 

А о том, как разгадываются и корни слов, и длинные слова, кое-что я уже излагал в предыдущих заметках.

 

В других своих заметках я упоминал некоторые приёмы разгадывания слов, с использованием компьютера. Всяческих приёмов дешифрования «ольшаницы» найдётся бесконечно много. Они поначалу кажутся сложными. На самом же деле овладеть ольшаницей куда проще, чем иностранным языком.

 

Повторяю, не все люди одинаково легко будут пользоваться ольшаницей, как не всем одинаково легко даётся иностранный язык. Кто-то, - особенно, из школьников - будет изумлять всех своими способностями, неожиданными даже для него самого, а кто-то – в основном, из профессоров, - не захочет даже Ъ заменять апострофом.

 

Поколения, что освоят чтение письма без букв, будут поколениями полубогов в сравнении с нами. Для них нынешнее «высшее образование» будет смешным. Их мозг при чтении или фильтрации текстов будет работать лучше нынешних компьютеров. Они будут читать так же, как упомянутые В. Кандыбой по именам и фамилиям две киевские школьницы-ПОДРУЖКИ, засекреченные в начале 90-х годов советскими службами.

 

_____

 

 

 

 

 


 
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 0     Средняя оценка: