Иосиф Ольшаницкий



 

ПОМАЛЕНЬКУ


 
  Приступим помаленьку к упрощённому процессу печатания на стандартной клавиатуре. Совместим обычный, десятипальцевый набор текста с частичным его шифрованием «ольшаницей».
 
  Облегчим себе напряжённый труд поиска каким-то определённым пальцем, одним из всех десяти - какой-то очередной нужной клавиши для печатания каждого из (33 х 2 = 66) буквенных знаков (заглавных и строчных).
 
  По правилам шифрования в «ольшанице» некоторые слова мы будем печатать упрощённо. Чтобы не путаться в двух системах письма, выберем на клавиатуре те клавиши, на которых знаки не совпадают ни с одним знаком для печатания текста обычными знаками, включая знаки пунктуации.
 
  Пусть это будут две соседние удобные клавиши, на которых показаны знаки:
  / + \ =
  Из них,
  знак + пусть означает любую букву алфавита из группы ЪЬЙЫИ
  знак = пусть означает любую гласную букву из группы УОАЭ
  знак \ или / пусть означает любую из всех 20-ти согласных, при этом наклон палочки вправо или влево указывает на то, заглавная или строчная эта буква.
 
  Тогда можно будет, всего лишь барабаня, например, указательным и средним пальцем правой руки по этим двум так удобно расположенным соседним клавишам (справа около стрелки влево – «стереть букву») и не отводя левой руки от клавиши «Shift», заменять все буквы алфавита условными знаками шифрования «ольшаницей». При этом для всех 20-ти согласных букв так можно указывать – буква эта заглавная или строчная. Остальные буквы реже бывают заглавными или вообще никогда не стоят в начале слова (буквы: ЪЬЙЫ).
 
  Ничто не мешает при этом печатать текст обычными буквами, как обычно.
  В то же время, ничто не мешает хотя бы кое-где в некоторых словах вместо конкретных букв - иногда, а потом всё чаще - подставлять обобщающие знаки «ольшаницы».
 
  Когда появятся первые простейшие программы дешифрования знаков ольшаницы, то, печатая таким упрощенным способом, можно будет тут же получать текст в обычной орфографии обычными буквами.
 
  Компьютерная программа сможет и шифровать текст «ольшаницей», т.е. заменять конкретные буквы или лишь вышеуказанные знаки знаками шифра «ольшаница» - ТОЧКАМИ и ДВОЕТОЧИЯМИ. Таким образом программа будет осуществлять оцифровку текста в шифре «ольшаница» двоичными двузначными числами (Так же, как некогда точками отверстий на восьмибитных перфолентах оцифровывались буквы алфавита).
 
  Точки в два ряда строки, просветы и двоеточия предпочтительнее для постепенного освоения сверхскоростного чтения текстов оцифрованных с применением двоичной «ольшаницы»:
  00 – просвет,
  01 – любая согласная,
  10 – любая из букв группы УОАЭ,
  11 – любая буква из группы ЪЬЙЫИ
 
  Представим себе, что в обычном тексте лишь некоторые буквы обычного шрифта постепенно заменены точками, определённым образом расположенными в два ряда каждой строки. Если заменить все окончания слов такими (очень легко запоминающимися зрительно) шифровками, то всё остальное в тексте, выделенное таким образом, станет читаться, при некоторых навыках, ещё легче. Смысл изложенного в тексте будет, таким образом, показан нагляднее. Это лучше, чем слишком укорачивать слишком много слов в тексте, проставляя, как в энциклопедиях, вместо понятного продолжения слова по единственной букве.
 
  Если заменить и буквы всех приставок, то этот эффект усилится. Надо будет лишь постепенно привыкнуть к новым, таким картинкам слов. Это значит, подсознательно, как лица людей, запоминать зрительно такие картинки написания слов.
 
  Корни слов, несущие главный смысл содержания текста, станут нагляднее торчать на фоне цепочек из точек по два ряда в строках текста.
 
  С приобретением навыков чтения такого письма постепенно окажется всё удобнее читать тексты со все более редко торчащими из цепочки точек СЛОВАМИ, их КОРНЯМИ, или лишь некоторыми БУКВАМИ, подсказывающими всё остальное в слове, во фразе и в общем сюжете.
 
  Ещё раз заметим, что в каждом конкретном тексте повторяются лишь немногие одни и те же слова, - лишь малой части из всего-то нескольких сот часто употребляемых слов. А весь лексикон бытового употребления составляет лишь небольшую часть из тех всего-то 1500 слов, которые хоть кое-как положено знать всё ж таки современному выпускнику средней школы (см. «Уточнения», - мою предыдущую статью).
 
  А как мало одних и тех же корней повторяются в разных словах, употребляемых сравнительно часто в быту или в такой-то профессии, а уж тем более, лишь в каком-то конкретном тексте!
 
  Лишь сотня легко запоминающихся зрительно, очень часто повторяющихся комбинаций всего из нескольких точек, расположенных лишь в два ряда строки, покроет слова и части слов до нескольких десятков процентов текста. В остальных словах нашему подсознанию останется лишь сориентироваться. При беглом чтении обычного текста, тем более на языке, которым владеем слабо, наше подсознание проделывает куда более сложную процедуру.
 
  Высвободив подсознание от нудного, изнурительно однообразного распознавания миллионы раз знакомых картинок каждой буквы мы освободим своё внимание на мгновенное восприятие текстового смысла сразу крупных фрагментов страницы – как математических выкладок – больше зрительно и меньше на слух (внутренний, - мнимое звучание).
 
  Ведь математические выкладки воспринимаются аналогичным образом – от общего взгляда на страницу до отдельных букв в формулах, привлекающих особое внимание.
  И в компьютерах от указаний словами в командной строке теперь перешли к крошечным картинкам, почти к иероглифам, где неважно, как их называть.
 
  Когда «точечное» письмо (пока называю его «ольшаницей») станет обычным, читающий его человек, как и при рассмотрении математических формул, меньше будет обращать внимание на звучание (мнимое, внутреннее), например, окончаний. Для понимания смысла слова и фразы многим людям достаточно будет лишь видеть хорошо знакомые шифровки окончаний, предлогов, союзов, приставок, часто повторяющихся служебных слов и повторяющихся корней в длинных словах. «Угадав» какое-нибудь очень длинное, труднопроизносимое слово, человек, возможно, не будет в него вчитываться и стараться безмолвно его чётко «выговыривать». Те, кто способнее, постараются быть столь же «ленивыми» со словами всё более короткими. Те, кто сумеют вообще не воспроизводить в своем сознании - как в памяти - мнимое звучание, дикцию, интонацию, громкость, тембр и прочее зрительно опознанных слов в их смысловом значении, тот сможет многое. Он будет читать с фантастической скоростью, не изнуряя себя напряжением внимания, например, на безмолвное произношение (мнимое - в себе, в своём мозгу, в своей звуковой памяти).
 
  Есть люди, умеющие поразительно быстро читать книги и в обычном шрифте букв. Эти люди не произносят безмолвно - в себе - слова текста. Они очень быстро предугадывают продолжения слов и фраз по мгновенно нарастающим приметам, неописуемых словами, опознаваемым подсознанием, как и какие-то неописуемые словами характерные черты знакомых лиц, походок, силуэтов и манер людей.
 
  Письмо «ольшаницей» препятствует звуковому построению знакомых слов путём последовательного складывания звуков речи по распознаваемым буквам. В «ольшанице» распознаются целиком и слова, и части слов, и словосочетания - раньше, чем каждая точка, проставленная вместо какой-то буквы, будет разгадана в ее звуковом значении.
  Это лишь в идеале, к которому надо будет стремиться.
 
  *****
 
 
 
 
    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 0     Средняя оценка: