Иосиф Ольшаницкий



 

Объяснительная записка

Объяснительная записка.

 

На берегу озера Кинерет на одном из театрализованных слётов любителей попеть и послушать у костра сам Дима Кимельфельд заявил мне, что меня знает вся Америка. Каким образом? Он на своих концертах рассказывает, как я писал объяснительные записки.  Врёт, но умеючи. А это было давно и неправда. Однажды на его концерте и я этот рассказ слышал. А ведь лишь один раз в жизни я написал объяснительную записку, и мне непонятно, почему тот глупый эпизод уже столько лет помнят и каждый раз смеются.

 

Когда-то в Киеве я повадился каждый день опаздывать на работу, и начальник пригрозил, что мне придётся писать объяснение. Мой приятель по этому поводу сказал, что писать объяснительные записки нельзя в принципе. А уж если придётся, то объяснять – советовал он – это надо только негодной  работой городского транспорта.

Конечно же, я опоздал и на следующий день. Писать пришлось. Но нельзя же из мухи делать слона. Тогда я ещё не умел и двух слов связать всерьёз. Несколько строк ахинеи я накатал в одно касание пера. Сегодня мне не вспомнить ничего такого, из-за чего это объяснение не было принято. Начальник, держась за живот, вернул записку. В наказание мне объявили…, что меня… выгоняют… с той работы… на весь месяц…  в колхоз, на уборку урожая.  (Для меня – ежегодный рай на земле).

 

Почему-то мои коллеги в нашем отделе стали переписывать это объяснение к себе в тетрадь.  Потом цитировали его по каждому поводу. Тем же вечером на очередном концерте в одном из институтов барды нашего Киевского театра песни эту записку прочитали со сцены.

Тот листочек,  вырванный из ученической тетрадки, я отослал своей девушке в далёкий от меня Вильнюс.   После этого она согласилась приехать ко мне.

 

Не понимаю, что смешного в том, что «опоздал я сегодня всего на одну минуту». Но я не виноват.  Виноват городской транспорт.  Всем же известно, как с пересадками добираться маршрутами №…, №… и №…. Сколько ни тяни шею над растущей толпой,  снова дожидаясь троллейбуса, опять где-то застрявшего и, конечно же, уже переполненного, на него ни с какой стороны и в очередной раз по головам не залезть. Граждане дерутся, плюются.

Приходится бежать впереди троллейбуса. Опять же, в гору, с портфелем.  Водители меня знают. Дают догонять.

Со вчерашнего вечера у меня разболелась голова, а доктор не даёт освобождения. К сожалению, у меня никогда не повышается температура. Вот и пришлось – по состоянию здоровья –  отлежаться  в постели всего одну минуту, на которую и опоздал.

 

Вскоре я уехал в Израиль, а вслед получаю письмо, в котором  друзья сообщают, что обещанная песня  написана. Надо подойти к границе, где мне её споёт Вадим Сергеев, командированный в Сирию. Текст песни мне тогда не прислали. Её я услышал лишь через много лет. Она вовсе не обо мне, но была написана под впечатлением от той объяснительной записки, - по поводу   опоздания на минутку, а не на целый месяц, как у Димы Кимельфельда.

---


 

    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 0     Средняя оценка: